Андрей Дубов: Музыка – моя жизнь! (интервью)

Открытие международного конкурса – это всегда приятная суета и столпотворение, множество гостей, представителей искусства и любознательных персон. В эту атмосферу могли погрузиться все те, кто наблюдал за событиями VII Международного конкурса пианистов в Алматы, присутствуя на прослушиваниях или просматривая онлайн трансляцию.

История Almaty Piano Competition отсчитывается с 2000 года. Всё это время музыкальное состязание удерживает высокую планку международного конкурса пианистического мастерства в Казахстане, привлекая внимание представителей фортепианного искусства разных стран. На VII Международном конкурсе пианистов, проходившем с 1 по 9 ноября 2015 года, встретились участники из России, Узбекистана, Беларуси, Грузии и Кореи.

В жюри VII конкурса были приглашены всемирно известные музыканты: один из выдающихся современных русских пианистов, Народный артист России, профессор Московской консерватории Михаил Воскресенский; первый азиатский пианист, завоевавший Первую премию и Золотую медаль Десятого международного конкурса им. Шопена в Варшаве Данг Тхай Шон (Вьетнам-Канада); лауреат двенадцати международных конкурсов и автор множества транскрипций Юрий Маргулис (США), член жюри Международных Конкурсов пианистов в Дублине, Кливленде, Шанхае, Дрездене, Киеве и Норвегии Хюнг-Джун Чанг (Южная Корея) и участник международных фестивалей, приглашенный педагог в центрах высшего профессионального мастерства Максим Могилевский. Председатель жюри – Жания Аубакирова – Народная артистка Республики Казахстан, лауреат государственных и международных премий, а также ректор Казахской национальной консерватории имени Курмангазы, ведущего музыкального казахстанского вуза и культурно-просветительского центра.

В течение девяти дней жюри предстояло оценивать три конкурсных тура, в которых конкурсантам были приготовлены различные испытания профессионального мастерства. В число победителей VII Международного конкурса пианистов в Алматы вошли дипломанты Лариса Бунакова (Россия), Даниил Малюта (Россия); обладатели Третьей премии Аскар Кульшарипов (Казахстан) / Олег Худяков (Россия); Вторую премию завоевала Анна Грот (Россия). Наконец, 1 премия была по праву присуждена Андрею Дубову (Россия), завоевавшему не только вершину пьедестала, но и расположение алматинской публики с самого первого выступления. Зрительский восторг достиг своего апогея на третьем туре, когда после блестящего исполнения одного из сложнейших фортепианных концертов ­– Первого концерта П.И.Чайковского, зал вызвал полюбившегося участника на второй поклон.

Жания Аубакирова и Андрей Дубов

Жания Аубакирова и Андрей Дубов

Андрей Дубов стал героем нашего интервью. Андрей, – тонкий музыкант, талантливый пианист, участник большого количества фортепианных конкурсов. Он любезно согласился ответить на наши вопросы, несмотря на занятость концертными гастролями и перелётами между Москвой и Австрией. В век современных технологий на смену бумаге, остро заточенным перьям и трепетному ожиданию ответа, пришли социальные сети и электронные почтовые ящики. Наше интервью состоялось благодаря возможностям виртуальной реальности.

Андрей, из Вашей творческой биографии известно, что музыкой Вы начали заниматься очень рано, кто же сыграл определяющую роль в формировании Вас как музыканта?

– Музыкой я начал заниматься в четыре года. Ещё в раннем детстве я подходил к пианино и по слуху подбирал любые мелодии. Это не осталось незамеченным, и родители отвели меня в школу им. Гнесиных, где я попал в класс замечательного педагога Лидии Александровны Григорьевой. Она помогла мне сформировать музыкальный вкус и развить технические навыки. И сейчас, спустя много лет после окончания школы, Лидия Александровна продолжает интересоваться моей профессиональной деятельностью, мы часто созваниваемся.

Также мой музыкальный вкус формировали исполнения известных музыкантов. Я с детства вместе с родителями посещал концерты симфонических оркестров и выдающихся пианистов. В частности, помню первые концерты в Москве Бориса Березовского, когда он прилетел в Россию после долгого пребывания в Англии. Мне тогда было совсем немного лет, но впечатления остались до сих пор.

Позже я открыл для себя современного канадского пианиста Марка-Андре Амлена. Его ошеломляющая виртуозность и тонкая музыкальность поражают воображение. Я стараюсь не пропускать его концерты в Москве и в Австрии.

– В настоящее время Вы обучаетесь в аспирантуре в Зальцбурге, в чём особенность методики преподавания в европейских ВУЗах? Что бы Вы посоветовали молодым пианистам, мечтающим поступить в Университет Моцартеум?

Каждый музыкант ставит для себя определенные задачи в обучении. Для меня при поступлении в Моцартеум главной целью было изучить манеру исполнения Венской классики, узнать, как играют в Европе и чему учат европейские профессора.

Знаете, поступив в Моцартеум, у меня был главный вопрос – «Как играть Моцарта?» Ответ моего профессора был истинно верным и очевидным. Он ответил: «Не знаю. И никто не знает. Мы не слышали, как он играет». Конечно, при всём при этом, чтобы адекватно понять этот ответ, нужно прочитать много литературы о том, как же всё-таки было принято играть стилистически, как исполнять орнаментику и др. В первую очередь, в ответе скрывалось то, что исполнять нужно музыку. А не делать из сонат Моцарта гармонические задачи, думая, как играть «правильно». Только имея багаж знаний можно абстрагироваться от них и настроиться на исполнение чистой музыки.

Поступающий в любой европейский ВУЗ должен понимать, что тут немного другой подход к преподаванию. В отличие от русской школы, в которой профессор может прямо сказать, где ты сыграл плохо, какое место никуда не годится, а что было, в общем, ничего, в Европе профессора ведут уроки на позитиве, всё всегда очень хорошо, и профессор лишь делает небольшие замечания, даёт советы. Конечно, в такой манере ведения урока каждый совет и каждое замечание становится особенно ценно.
Каждый сам для себя определяет, что ему взять от конкретного музыканта, педагога, исполнителя.

– XX век выдвинул плеяду выдающихся пианистов – Святослав Рихтер, Владимир Горовиц, Эмиль Гилельс, Рудольф Керер, Джон Огдон, Глен Гульд, Марта Аргерих и многие другие. Чья манера игры привлекает Вас более всего?

– Нам повезло жить в эпоху интернет-коммуникаций и телевидения, когда ничего не стоит нажать кнопку и услышать игру великих исполнителей прошлого. Каждый из перечисленных пианистов и многие, многие другие, без преувеличения, являлись для меня своего рода педагогами. У каждого свой стиль, своя манера. У каждого своя индивидуальность, и это самое главное. Я слушаю другие исполнения, пытаюсь понять, какие чувства пианист испытывает, о чём играет, и пропускаю это через себя, выдавая в итоге совсем новый, свежий, свой собственный вариант исполнения. Если говорить об индивидуальностях в фортепианной музыке XX века, то это, конечно, Горовиц с его неповторимой харизмой. Это Берман, Ведерников, Гилельс. Конечно Рихтер. Также есть потрясающие записи пианистов, не известных широкому кругу музыкантов. Так я считаю запись первой сонаты Рахманинова в исполнении Михаила Бурштина, пожалуй, одной из самых интересных.

Андрей Дубов и ГАСО РК

Андрей Дубов и Государственный академический симфонический оркестр РК

– В Вашем багаже большое количество музыкальных конкурсов, какой наиболее Вам дорог?

– К сожалению, конкурсы – вынужденная необходимость для того, чтобы быть востребованным, концертирующим пианистом. Многие конкурсы предоставляют победителям ангажементы, которые являются гарантом того, что пианист будет востребован. Ведь стремление любого артиста – это выступать. Быть на сцене.

Я был на многих конкурсах. Каждый для меня был чем-то особенным. Вспоминается и замечательный конкурс во Франции, в Эпинале, где я взял Вторую премию, и Дрезденский конкурс им. Антона Рубинштейна, на котором получил Третью премию и приз зрительских симпатий.

Особой строкой идёт участие на Международном конкурсе им. П. И. Чайковского. Это феноменальное мероприятие грандиозных масштабов, которое во многом помогло мне вырасти во всех смыслах. Участвуя в любом конкурсе, нужно всегда рассчитывать на победу. Но и быть готовым к любым неутешительным результатам. Чтобы рассчитывать на победу в конкурсе им. Чайковского, нужно было серьезно работать над собой, не позволяя себе ни малейшей оплошности. Да, по решению жюри меня не пропустили во второй тур, но главное то, что мне не было стыдно за свою игру. Это было, пожалуй, самое большое испытание на прочность мастерства и психики.

Но главное место на пьедестале конкурсов на сегодняшний день по праву принадлежит Алматы и прошедшему VII Международному конкурсу пианистов. И не только из-за того, что я победил на этом конкурсе. Сама организация, атмосфера доброжелательности, условия – всё было на высшем уровне. Во-первых, это один из немногих, если не единственный, конкурс, где не нужно было платить вступительных взносов, что очень приятно. Во-вторых – расселение участников по казахским семьям и отелям с самого первого тура – это заслуживает отдельной благодарности. Хочется сказать большое спасибо за чудесные условия Татьяне Гарриевне и Сергею Борисовичу Школьник, в их доме я жил во время конкурса. Дружный коллектив оргкомитета конкурса всегда был готов прийти на помощь по малейшему вопросу. Программа этого конкурса также была для меня удивительной и интересной. Где ещё среди обязательных произведений можно найти контрапункт из «Искусства фуги» Баха или джазовое произведение? И, конечно, фортепианный дуэт – это было прекрасным и интересным решением для второго тура.

– Какие впечатления у Вас сложились от участия в VII Международном конкурсе пианистов в Алматы?

Участие в этом конкурсе для меня стало ярким событием, ведь оно ещё и совпало с моим днём рождения! Так вышло, что день рождения я отмечал исполнением во втором туре своей собственной транскрипции «Ночи на Лысой горе» Мусоргского. Разве может быть что-то лучше для музыканта, чем быть на сцене в свой праздник и играть своё переложение? Ну и главным подарком, конечно, стало объявление результатов в день рождения, когда я узнал, что прошел в финал. Хочется отдельно отметить и поблагодарить казахскую публику, они очень тепло меня принимали и поддерживали. Всегда приятно, когда на концертах получается найти контакт со слушателем, и тогда в больших залах начинает происходить фантастическое по энергетике действо, как говорится, «по залу летят искры». Ты отдаёшь все свои силы музыке, а публика, затаив дыхание, реагирует на игру. Кажется, на конкурсе контакт произошел.

Публика была очень благодарна мне, а я благодарю за поддержку всех пришедших в зал и всех, следивших за трансляцией онлайн. Кстати, отдельно отмечу качество онлайн трансляции, которое очень порадовало! Далеко не на каждом конкурсе есть трансляция высокого качества с самого первого тура.

– На втором туре Вы исполняли вместе с казахстанским композитором, пианисткой, лауреатом международных конкурсов, Г. Е. Узенбаевой «Симфонические танцы» С. В. Рахманинова. Несмотря на то, что исполнению предшествовала всего одна репетиция, творческий тандем состоялся. Чем объясняется столь успешное и вдохновенное выступление?

– Этот конкурс, как я говорил ранее, был удивительным и уникальным в своей программе: для меня было большим удовольствием сыграть во втором туре великое, последнее крупное произведение Рахманинова –«Симфонические танцы». Это сочинение у меня одно из самых любимых, музыка сложная драматургически, а исполнять тяжело и чисто физически. О сложности «Танцев» Владимир Спиваков в одном из интервью сказал: «Никогда не знаешь, чем они закончатся»!

«Симфонические танцы» – произведение, как мне кажется, описывающие в трёх частях три великие войны России. Первая часть в своей главной теме носит мотив «Сечи при Керженце» Римского-Корсакова (на звуках трезвучия ритм две шестнадцатые и восьмая). Железный ритм как бы рисует образ тяжёлой татарской конницы, несущейся в атаку с копьями и саблями наголо. Во второй части звучит вальс. В воображении сразу возникает офицерский бал, описанный в романе Л. Н. Толстого «Война и мир». Последний вальс Белой гвардии, музыка с большим, глубоким смыслом. В третьей части уже описывается Великая Отечественная война. Постоянно звучат пугающие быстрые нисходящие диссонансы, призывы трубы, в начале можно услышать даже набат. До конца войны Сергей Васильевич Рахманинов не дожил два года, но он верил в победу русской армии. Как бы предвидя события, композитор пишет сокрушительный, жизнеутверждающий финал с цитированием темы «Благословен еси Господи» из «Всенощного бдения».

Музыка эта полна глубокого смысла, поэтому, исполняя её, вдохновляешься и забываешь обо всём, что находится за пределами сцены.

Здесь, на конкурсе, мне посчастливилось исполнить «Симфонические танцы» с Гульжан Эркиновной. Действительно, у нас была одна репетиция в зале, а перед ней мы ещё успели поиграть вместе в классе консерватории. Гульжан Эркиновна – очень талантливый, одарённый музыкант. Она быстро поняла мою трактовку исполнения, на лету усваивая мои пожелания, это позволило уже после одной репетиции играть «на одной волне», выполняя все rubato и темповые сдвиги совершенно синхронно. Я буду рад, если посчастливится ещё раз сыграть в ансамбле с Гульжан Эркиновной.

Андрей Дубов и Гульжан Узенбаева

Второй тур. Андрей Дубов и Гульжан Узенбаева

– Обычно конкурсанты вольно или невольно слушают игру своих соперников. Выделяете ли Вы кого-либо из участников конкурса?

К сожалению, мне не удалось послушать многих участников, мой номер в жеребьёвке был предпоследним, поэтому пока играли конкурсанты, я обычно разыгрывался. Но в записи некоторых послушал. Мне понравилась игра Олега Худякова и Аскара Кульшарипова. Я думаю, у ребят впереди будет немало побед, желаю им большого творческого везения.

– Как Вы отнеслись к казусу, случившемуся во время исполнения Аскара Кульшарипова, вынужденного исполнять произведение под свет мобильных телефонов?

О случившемся я только слышал, но этот инцидент показал нам всем, что настоящий музыкант, профессионал своего дела, способен не отвлекаться на форс-мажорные обстаятельства и завершить свою программу не смотря ни на что. Тут получилось даже в прямом смысле не смотреть ни на что, в полной темноте! Аскар продемонстрировал высокие профессиональные качества.

У меня был похожий случай, когда мне нужно было впервые исполнить с оркестром Второй концерт Рахманинова. Прекрасный оркестр, концерт в Смольном соборе Санкт-Петербурга, я играю вторую часть и вдруг отключается весь свет, кроме одного небольшого прожектора. Мне ещё было терпимо, ведь я знал музыку наизусть, но каково было оркестрантам — они пытались смотреть в свои партии почти в полной темноте! К счастью, свет включили уже к третьей части, никто из музыкантов не растерялся, получился очень удачный вариант.

– Вопрос от интересующихся «кухней» фортепианного мастерства – количество или качество? Что Вы посоветуете молодым пианистам?

 – Интересующимся отвечу. Идеально было бы в занятиях совместить эти два понятия. Но, конечно, это сделать невозможно, так как заниматься сконцентрировано в течение длительного времени, к сожалению, нельзя. Конечно, качество важнее количества – хотя бы два часа, но с полным контролем над тем, что происходит под пальцами. Когда рядом нет рояля, работа над произведениями продолжается в голове.

– Какие произведения современных российских композиторов (новейшая музыка наших дней) Вы бы рекомендовали взять в репертуар?

Современная академическая музыка становится неотъемлемой частью репертуара музыкантов. Иногда бывает, что она перестает быть музыкой и становится изобретением, а композитор – изобретателем, как например, Джон Кейдж, автор знаменитого произведения «4’33″» (4 минуты и 33 секунды тишины) и многих других удивительных сочинений. Я же сторонник того, когда композитор не гонится специально за эффектами ради самих эффектов, а когда первоосновой является именно музыка. Мне нравятся произведения современного русского композитора Н. Капустина. Сейчас на конкурсах часто звучат его сочинения. Его опусы многие исполнители включают в свой репертуар. Также мне близко творчество молодого русского композитора П. Карманова. Его музыка кажется иногда простой, но её довольно сложно исполнять.

– Как Вам Алматы, успели ли познакомиться с достопримечательностями?

Алматы – прекрасный город, но видел я его , к сожалению, только из окна автомобиля, когда добирался до консерватории. Успел увидеть телебашню Коктобе, оперный театр. Занимательно, что перепады высот в городе довольно значительны, с непривычки по дороге до консерватории даже закладывало уши. Конечно, хотелось прогуляться по городу пешком, увидеть архитектуру и достопримечательности города. Надеюсь, что такой случай еще представится. Мне понравился климат в городе, погода очень разнообразная, но всегда комфортная.

Конечно, главное впечатление о городе оставили его жители. Я и раньше знал, что казахи очень гостеприимны, но такого тёплого приёма я не видел ни на одном конкурсе. Здесь царила очень доброжелательная атмосфера, хочу еще раз поблагодарить оргкомитет за слаженную работу и Жанию Яхияевну Аубакирову за отличную организацию!

– Музыка занимает основное время в Вашей жизни, но есть ли другие увлечения?

Да, музыка занимает основную часть моей жизни. Увлечения у меня также во многом с ней связаны, я делаю фортепианные переложения, концертные транскрипции, немного сочиняю. А еще я очень люблю путешествовать и фотографировать, снимать и монтировать видеоролики. Музыка является у меня и увлечением, и хобби, и работой. Музыка наполняет меня. Это моя жизнь.

– Какие Ваши дальнейшие планы?

Я продолжаю расширять свой репертуар. Планы на будущее у меня такие: победить на конкурсе королевы Елизаветы в Бельгии, закончить учёбу в Моцартеуме, выпустить сольный компакт-диск и выспаться. 🙂

 

От лица алматинцев, искренне радующихся заслуженной победе и с нетерпением ждавших ответов на вопросы, от музыковедов IV курса, восхищённых талантом участника интервью и редколлегии «Новой музыкальной газеты», желаем Андрею вдохновения, дальнейших творческих успехов и побед на музыкальном поприще, а также ещё раз побывать в Казахстане с собственным концертом!

 

Ярослава КРЕМЕНЦОВА,
 музыковед IV курса КНК им.Курмангазы

, , , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *