Балет «Нуреев» Ильи Демуцкого в Большом театре

Несмотря на то, что историю, связанную с постановкой балета «Нуреев» в Большом театре, можно отнести к событиям минувшего года, интерес к нему не только ослабевает, но усиливается, становится одним из резонансных. Как известно, театральная общественность, любители балетного искусства с нетерпением ожидали премьеру нового балета «Нуреев», которая по разным причинам, нередко скандального характера, постоянно откладывалась. Естественно, что интерес к этому спектаклю и желание пойти на него, прочувствовать и осмыслить, вызван, прежде всего, харизматичной и эпатажной личностью великого танцовщика и балетмейстера современности, каким был Рудольф Нуреев (1938-1993). Этот советский, британский и французский танцовщик обрел мировую и заслуженную славу, выступая на сценах России, Дании, Великобритании, Франции и Австрии, давал более двухсот представлений в год, стал руководителем знаменитой балетной труппы Парижской оперы.

Наконец, 9 декабря 2017 года, после многочисленных отмен состоялась мировая премьера балета «Нуреев» И. Демуцкого в Большом театре, которая прошла с ошеломляющим успехом. Как пишет московская пресса, стоячие овации переполненного зала длились больше пятнадцати минут. Над балетом работала творческая команда талантливых единомышленников-экспериментаторов – композитор Илья Демуцкий, режиссер Кирилл Серебренников, хореограф Юрий Посохов, ранее поставившие на сцене Большого такие успешные хореографические спектакли как «Золушка», «Магритомания».

Естественно, что нас, музыкантов, прежде всего, интересует автор музыки и потому несколько слов об Илье Демуцком. Приходится только сожалеть, что имя этого тридцатипятилетнего талантливого российского композитора, получившего образование в консерватории Санкт-Петербурга и Сан-Франциско, нам почти не известно. Тем не менее, он является автором оперы «Новый Иерусалим», двух симфонических поэм, Концерта для флейты с оркестром, вокальных, камерно-инструментальных и других сочинений, которые исполняются на европейских концертных сценах. В творческом багаже Демуцкого, получившего звание лучшего композитора Европы за фильм «Ученик» (режиссер К. Серебренников), имеется три прекрасных балета – «Герой нашего времени» (три «Золотые маски»), «Нуреев» и «Оптимистическая трагедия».

В одном из своих интервью И. Демуцкий подробно рассказал о замысле и главной идее балета: «В «Нурееве» мы хотим показать ярчайшие сцены из жизни великого артиста, Марго Фонтейн, Эрика Бруна и других людей, которые сыграли роль в судьбе Рудольфа Нуреева, его легендарный прыжок к свободе в парижском аэропорту. Собираемся передать и атмо­сферу, вынудившую его сделать этот прыжок. У нас на сцене будет и улица Зодчего Росси с Вагановским училищем, и красивые дивертисменты, Будет любовь, в том числе и запретная. С музыкальной точки зрения это была чрезвычайно интересная для меня работа, потому что я должен был покопаться в партитурах всей балетной классики и отразить в музыке и «Жизель», и «Баядерку», и «Дон Кихота», и всего балетного Чайковского — цитируя, смешивая, переосмысляя».

Балет «Нуреев» многослоен и масштабен, в нем два акта, 11 сцен, рассказывающих о жизни танцовщика, о его сложном, резком и взрывном характере, об успехах, которые проходят как кадры перед зрителем, возникая как вспышки памяти. Оригинальность спектакля связана и с его жанровой гибридностью. Это синтетический мультижанровый спектакль, в котором, наряду с балетом, привлечен хор, драматический актер(он выполняет роль Аукциониста, Ричарда Аведона и Серого, сотрудника советских спец-служб), миманс, видео. То есть, здесь не только танцуют, но поют, разговаривают, произносят монологи, читают «Письма к Руди».

Со стороны, режиссера, композитора, хореографа, использовано много новых ходов и решений, вызвавших неоднозначную реакцию критиков – «Булонский лес» с раскрашенными трансвеститами, эротическая фотосессия, обнаженный Нуреев (танец на столе, но на танцовщике телесное трико), Примечательно в этом плане уже начало спектакля, с аукциона, после смерти Нуреева, то есть с удачно, на наш взгляд, использованного приема ретроспекции, когда действие разворачивается с конца. На аукционе (аукционист И. Верник), все имущество великого артиста распродается с молотка — от репетиционной рубашки, личных вещей, антиквариата, до живописных полотен выдающихся художников, от школьного дневника успеваемости Нуреева, до виллы на острове Сен – Бартелеми. Критики отмечают, что сцена аукциона, является одним из лейтмотивов в балете, она переходит из картины в картину, из действия в действие, поскольку весь спектакль в сущности есть аукцион. Что касается структуры балета, то К. Серебренников опирался на Джона Ноймайера, в частности, на его балет «Дама с камелиями» на музыку Шопена, поставленный на сцене в 1978 году в Штутгарде, Гамбурге, а затем в Большом театре.

Включена в сюжет и рельефно показана тема измены родине: Аукционист (И. Верник), зачитывает докладную записку о вольном поведении Нуреева во время парижских гастролей Кировского театра, а фоном становятся артисты, которые смиренно сидят за железными загородками и вынуждены беспрекословно выполнять все указания и предписания чиновников, сотрудников советских спец-служб.

Вполне закономерно, что большое место в сюжетной линии данного балета занимает история любви Рудольфа Нуреева (Владислав Лантратов) и датского экстра-танцовщика, хореографа Эрика Бруна (Денис Савин). Балетный критик Т. Кузнецова, считает, что этот спектакль удивительно целомудренный и он о любви: «Любви однополой, разнополой, любви к танцу, к жизни, к свободе. Это не манифестируется — растворяется в чистейшей пробы классическом танце». В хореографии Ю. Посохова, который является еще и либреттистом, подчеркивается романтический характер чувств героев, страстность их душевных и артистических порывов, а также «стремление достичь одновременно откровенного эротизма». В цветовом решении костюмов – резком сочетании белого и черного, точно передается контрастность натур главных персонажей – Эрика и Рудольфа. Одновременно с любовной линией в балете показана трогательная близкая дружба, нежность и теплота взаимоотношений между великой английской балериной Марго Фонтейн и Рудольфом Нуреевым, настоящим партнерами, творческое сотрудничество двух крупнейших художников и личностей.

Характеризуя музыку балета И. Демуцкого, скажем о ее основных качествах: она мелодична, выразительна, удобна для танца. Своеобразие музыкального языка заключается в том, что в партитуру включены цитаты из сочинений композиторов разных эпох – Малера, Люлли и Рамо, а также вальсы, марши, джазовая музыка. Чередование и смешение музыкальных фрагментов из разных классических балетов западноевропейских и русских композиторов. реминисценций из знаковых для Нуреевым балетных сочинений – П. Чайковского, А. Минкуса, Ф. Аштона, напоминают о его блестящей хореографической карьере и коронных партиях. В музыкальной драматургии произведения выделяется центральный лейтмотив – пронзительная по характеру, полная печали мелодия, выдержанная в духе татарской народной песни, которая проводится в драматургически важных узловых точках балета. В сцене, рассказывающей о годах учебы в ленинградской балетной школой, по словам композитора, он нарочито подчеркивает «примитивный, удушающий характер» музыки. В спектакле эффектно и наглядно соединяется пародия на патриотическую советскую песню, исполняемую в микрофон и стук печатной машинки, под которые строчатся рапорты о безобразном поведении Нуреева, о его встречах с сомнительными, не внушающими доверия людьми.

Критик Иванова, анализируя специфику хореографии, танцев и пластического решения балета, подчеркивая мастерство Ю.Посохова, отмечает, что «они сделаны уверенной рукой, которая знает толк в небанальном комбинировании классических па и в уместной пластической интонации, придающей обычному — необычный смысл, а привычному – довольно неожиданный ракурс». В балете И. Демуцкого много романтических страниц. К ним относится один из прекрасных и вдохновенных дуэтов спектакля – дуэт Нуреева (В.Лантратов) с Марго (М.Александрова), в котором, по мнению балетмейстера Большого театра С. Филина, была та химия, что завораживала зрителей почти полвека назад, когда Нуреев танцевал в Лондоне. Посохов стилизовал дуэт под сцену из «Маргариты и Армана» Ф. Аштона — с этими обморочными падениями героя к ногам возлюбленной, что смотрелись бы в наше время смешно, если бы не исполнялись с таким пылом, с такой нуреевской харизмой».

Удачу и феерический успех балету принесли исполнители главных героев. Высоко оценено С. Филиным исполнение Лантратовым главной партии: «Мне кажется, – говорит он в интервью с Ю. Барановской, – Лантратов сделал даже больше, чем было задумано постановщиком Юрием Посоховым. Большинство сцен он исполнил очень эмоционально, чувствовалось напряжение, волнение и премьерный нерв. Влад как танцовщик, как актер и как человек, которого выбрала вся группа постановщиков, на мой взгляд, блестяще справился с ролью Нуреева. Благодаря этому люди, присутствовавшие на премьере, прониклись тем, что хотели передать режиссер и хореограф в каждом из фрагментов».

Лантратов

В.Лантратов

 

Одна из эффектных и символических сцен «Нуреева», подчеркивающая амбициозность характера великого артиста – сцена «Король-солнце»: Рудольфа Нуреева в образе Людовика ХIV свита бодибилдеров выносит на носилках, а контр-тенор в золотых латах (Вадим Волков) исполняет оду Нурееву и королю. Но завершают авторы балет «Нуреев» фрагментом из «Баядерки» А.Минкуса, поскольку это был последний спектакль, поставленный Р. Нуреевым для Парижской оперы и в его жизни. В таком решение финала балетного спектакля подчеркивается особое место и роль выдающегося танцовщика и балетмейстера в истории мирового балета.

Итак, мировая премьера балета «Нуреев» прошла с ошеломительным успехом, она была принята театральной публикой с воодушевлением и со слезами на глазах. Высокая оценка новому балетному спектаклю была дана артистами, музыкантами, художественной общественностью, политическим, финансовым бомондом. В этом же позитивном ключе мнение большинства историков балета, критиков – С. Филина, А. Гордеевой, Д.Изотовым, Т. Кузнецовой, Ю. Барановской, оценивающих балет «Нуреев» И. Демуцкого как победу и художественное достижение Большого театра, российского балетного искусства, как «новую точку отсчета, от которой можно отталкиваться и идти дальше».

Материал подготовила Махаббат КУРМАШ, музыковед второго курса КНК

, ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *