Дамир Садуахасов: «Соперничество должно быть добрым»

23 июня в Санкт-Петербурге начался первый тур по специальности «Сольное пение». К сожалению, представителя Казахстана, Дамира  Садуахасова, к нему не допустили. Выступление казахстанца на XV конкурсе Чайковского ограничилось только проходившим за закрытыми дверями  предварительным прослушиванием в Рахманиновском зале Московской государственной консерватории им. П.И. Чайковского. Вход туда всем посторонним (особенно представителям прессы) был строго воспрещён и охранялся бдительными организаторами конкурса. Кроме того, в расписании выступлений внезапно (с трудом сдерживаюсь, чтобы не заключить это слово в кавычки…) обнаружились изменения, о которых никого не предупредили, включая и самих конкурсантов. Но, тем не менее, с Дамиром Садуахасовым удалось побеседовать.

Непредвиденная рокировка

Интервью состоялось уже не в стенах консерватории, а в холле отеля, где разместили участников: наш вокалист уже успел уйти после того, как отпел свою программу. Поэтому волонтёр пресс-службы проводила меня туда. И вот в лучах на редкость щедрого в тот день московского солнца, свет  которого легко проникал сквозь стеклянную крышу, появился Дамир Садуахасов, выпускник Казахской национальной консерватории им. Курмангазы (класс профессора Ш. К. Абилова), стажёр оперной  труппы ГАТОБ им. Абая. Молодой человек приветливо улыбался и явно был приятно удивлён приветам из Алматы и словам поддержки от имени казахстанцев. Видимо, сценическое волнение уже прошло: выглядел он вполне спокойно, хотя поводов понервничать было более чем достаточно. Конечно, первый мой вопрос был об изменении последовательности выступлений: предупредили ли нашего вокалиста об этом заблаговременно? Дамир   подтвердил мои опасения:

Да, это стало неожиданностью. А точнее, в голове возник небольшой переполох. Изначально  было заявлено одно время — 13.20. Я пришёл раньше, и вдруг слышу — меня объявляют. Совершенно  внезапно.

Расписание предварительных прослушиваний

Расписание предварительных прослушиваний

Оказалось, что двух человек, которые в списке выступлений значились  передо мной, не было, — продолжает Дамир. — Тем не менее ничего страшного не произошло, я предусмотрительно хоть успел распеться. Только сегодня встреча  с концертмейстером произошла сразу на сцене из-за нехватки времени. На днях перед прослушиванием  мы с ним репетировали, и всё было комфортно и хорошо.

Дежурным концертмейстером, аккомпанирующим на предварительном прослушивании вокалистов, как потом удалось самостоятельно выяснить — Дамир знал только, что это концертмейстер Большого театра и что зовут его Валерий, — оказался Валерий Герасимов, лауреат международных конкурсов, профессор Университета Сакуё (Япония). В ближайшее время попытаемся с ним связаться, чтобы он прокомментировал свою точку зрения на подобные внезапные перемены в расписании и немного рассказал о выступлении Дамира, как практически единственный слышавший его исполнение, кроме членов жюри.

Рахманиновский зал

С.В.Рахманинов: «Что творится в зале моего имени?»

Надо отметить благородную сдержанность молодого вокалиста: другой бы на его месте закатил скандал в лучших традициях оперных артистов и потребовал бы извинений от организаторов конкурса. На вопрос, отразилась ли эта катавасия с переменой времени на исполнении и как он оценивает собственные шансы, Дамир просто ответил:

 — Не люблю себя оценивать, жутко как не люблю… Я не знаю… Вышел на сцену, боялся — ну, как всегда это бывает, — левая нога тряслась даже, но я хотел петь. И я пел. Мне было комфортно. Это всё, что я могу сказать. Всё остальное оценит жюри.

Кто старое помянет…

В Интернете до сих пор можно найти материалы российской прессы, в которых авторы недоумевают, почему на прошлом XIV конкурсе имени Чайковского казахстанская певица Оксана Давыденко не прошла в финал, хотя и получила специальный приз жюри. Напомним, что тогда, в таком далёком и в то же время недавнем 2011 году, в финал прошли она и ещё один казахстанец — Азамат Желтыргузов.

При упоминании этих имён мой респондент улыбнулся:

Да, мы знакомы с Оксаной Давыденко. Сейчас она солистка ГАТОБ им. Абая. Оксана мне много рассказывала о своём участии в конкурсе Чайковского. Конечно, казахстанские музыканты наслышаны о нём, ведь это большое событие в мировой музыкальной культуре. И для тех музыкантов, которые здесь присутствуют, участие в нём — некая мечта.

«Мечта, которую нещадно ломают», — про себя подумала я.

На вопрос, кто же вдохновил его подать заявку, Дамир сказал, что вовсе не планировал принимать участие в этом конкурсе:

— В апреле прошлого года я стал финалистом конкурса им. Глинки. И уже осенью один наш парень, очень успешный тенор, говорил мне, что  подал заявку на конкурс Чайковского. И вот зимой сидели мы как-то с моим хорошим другом в консерваторской столовой — и вдруг звонок. Я смотрю — на экране высветились цифры номера: +9… Я знаю, что это не наш, не казахстанский номер. Очень удивился сначала, но ответил. Говорю с опаской: «Здравствуйте!». И слышу: «Это Дамир Садуахасов? Вас беспокоит дирекция конкурса имени Чайковского». И тут, как говорится в таких случаях, у меня челюсть отпала — настолько я был ошарашен. А в моём мобильном тем временем продолжали говорить: «Мы сейчас смотрим списки вокалистов, подавших заявки, но вас в них нет». — «Ну, да. Я ничего и не посылал». — «А вы не желаете поучаствовать? Мы вас знаем по участию в конкурсе имени Глинки. Думаем, вам стоит попытать счастье».

Как у любого вокалиста в консерватории, у меня есть опекун — это мой концертмейстер Ольга Георгиевна Крылова, моя творческая мама, можно сказать. И со всеми своими размышлениями я люблю подходить к ней. Она сказала, что это хороший знак, раз сами позвонили. 200 $ — невозвратный взнос, но это такой пустяк, в жизни нужно цепляться за любую возможность, ведь никогда не знаешь, что ждёт за следующим поворотом. И ту неделю я, наверное, летал, а не ходил. Вот так за 10 дней до дедлайна собрал все нужные документы и отправил заявку. Мне пришло подтверждение, что они приняты. И после этого постарался забыть об этом, потому что сидеть и ждать, переживая, очень трудно. Тем более надо было готовиться к государственным экзаменам в консерватории.

Кстати, на прослушивание в Москву Дамир прилетел фактически после успешной сдачи выпускных экзаменов. Он — только-только одипломившийся вокалист. Стоит отметить, что из списка экзаменационных произведений в программу, привёзённую на конкурс Чайковского, вошло всего два: репертуар госпрограммы и конкурсный сильно отличаются.

Дружеский террариум

Часто музыканты говорят, что на конкурсах между участниками не возникает никаких контактов и атмосфера в среде конкурсантов  весьма и весьма недружелюбная. Но Дамир на вопрос об отношениях с коллегами между прослушивания ответил следующее:

Я сейчас стал больше общаться с теми, с кем уже пересекался на предыдущих конкурсах. Потому что просто элементарно не успеваешь в суматохе ни с кем познакомиться, не то что подружиться. Обычно контакты возникают уже ближе к финалу, когда группа становится меньше. Сейчас я здесь встретил ребят, знакомых по конкурсу Глинки. Это было приятно.  Пока всё раскочегарится… А так можно хоть с кем-то и позавтракать за компанию, и пообщаться. Я не люблю чувства соперничества — если даже сам начну человека рассматривать с этой точки зрения, то буду чувствовать себя некомфортно. И если мне приятно с человеком разговаривать, обедать, то чаще всего потом складываются хорошие отношения, независимо от конкурсных результатов. Конечно, чувство соперничества сидит где-то в глубине души, но я считаю, оно должно быть добрым. Ведь если другой музыкант действительно достойный профессионал, мастер, то я ему только позавидую белой завистью, но это вовсе не повод, чтобы его не любить.

«Что день грядущий мне готовит?»

По поводу планов  Дамир ответил, что весь следующий год он намерен продолжать работу в ГАТОБ им.Абая, тем более в новом сезоне он уже должен исполнять свои первые сольные партии, среди которых Неморино в «Любовном напитке» Доницетти и Ленский в «Евгении Онегине» Чайковского. Юноша намерен поднабрать творческий багаж, стать увереннее. Ну, а там и отправиться совершенствоваться в искусстве вокала за пределы Казахстана. У него огромное желание приобщиться к европейской и русской музыке:

Я знаю особенности исполнения казахской музыки, но мне бы хотелось приобщиться и к исполнительским секретам других культур. А для этого нужно поучиться и в Европе, и в России. Италия, конечно, моя мечта. Наше министерство поддерживает одарённую молодёжь, и я надеюсь оказаться в числе счастливчиков, потому что самостоятельно выбраться на учёбу за пределы Казахстана сложновато в материальном плане.

Дамир Садуахасов

Что ж пожелаем Дамиру осуществления всех творческих планов. В этом году в Санкт-Петербурге в зале Мусоргского (Мариинский-2) не прозвучит фамилия Садуахасов. Но он молод, и, думаю, ещё успеет поучаствовать в последующих конкурсах Чайковского и, возможно, занять достойное место. В конце концов, в мире ежегодно проводится невероятное количество других престижных международных конкурсов. Будем верить, что молодой казахстанец ещё станет известен за пределами родной республики.

Зато эта досадная случайность на предварительном прослушивании стала для него проверкой на стрессоустойчивость. Сказать бы, пусть эта лишняя нервотрёпка с изменением расписания останется на совести организаторов, да только есть основания полагать, что её как раз у них нет… Да и казахстанская сторона могла бы более пристально следить за судьбой наших молодых артистов на таких престижных конкурсах, не ограничиваясь оплатой скромных конкурсных расходов. Но после драки кулачками не машут, как говорится… И глотку зря не дерут: голос беречь надо…

Юлия БЕЛОУС, соб. корр НМГ

, , , ,
Один комментарий на “Дамир Садуахасов: «Соперничество должно быть добрым»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *