Французские ноты (беседа с Талшин Сапаргалиевой и Маликой Есетовой)

В ноябре 2016 года КНК им. Курмангазы организовала интереснейший мастер-класс на тему: «Интертекстуальность в современной европейской музыке: к проблеме типологии, опыт анализа». Лектор и ведущая мастер-класса – потрясающий педагог, заслуженный деятель искусств РК, музыковед (Франция) – Талшин Сапаргалиева. Не так давно она работала у нас, в консерватории, вела курс по современной зарубежной и советской музыке, а также выступала на радио и телевидении, была членом правления СК РК.

Мастер-класс, благодаря участию студентки парижской консерватории, Малики Есетовой (скрипка), был насыщен исполнением современной музыки, преимущественно французских композиторов, анализ которых входил в основу лекций Талшин Махмудовны. В первый же день, мы – музыковеды четвёртого курса, одухотворённые лекцией совместно с Тамарой Кажгалиевной Джумалиевой, пригласили наших гостей на встречу в класс «Критики и журналистки».        

Тамара Кажгалиевна: Благодаря Талшин Махмудовне и Малике, у нас в Казахстане в 2013 году, состоялись концерты современной музыки. И в этот раз они привезли массу новых произведений, которые прозвучат на концерте 5 ноября, чему мы очень рады. Нам бы хотелось узнать, в чем заключается своеобразие обучения в парижской консерватории?

Малика Есетова: Мне трудно ответить на этот вопрос, так как я почти не училась в Казахстане. Проучившись, год в школе им. К. Байсеитовой я уехала вместе Талшин Махмудовной в Париж. Поэтому не имею представления о структуре нашего образования, на этот вопрос лучше ответит она сама. Но я могу сказать, что в Париже образование включает в себя определённый набор обязательных предметов, для исполнителя это: Специальность, Ансамбль, Оркестр, также много элективных предметов или полу обязательных, которые мы также можем выбрать от 4 до 6 дисциплин.

Талшин Махмудовна: Да, в каждой специальности есть профессиональные предметы, а также есть дополнительно-обязательные, для исполнителей это: анализ, сольфеджио, чтение с листа и они являются больше обязательными, чем дополнительными. Такая дисциплина как «Анализ музыкальных произведений» является основной, и каждый студент в течение года должен представить четыре самостоятельные работы, в объёме 10-15 страниц. Для музыковедов условия те же, но предоставляется возможность самостоятельно выбрать тему.

Второй комплекс –  это тоже дополнительные предметы, но свободного выбора, начиная от истории искусства, хорового пения, иностранных языков и барочных танцев. Исторические предметы и прочие, входят в число дополнительных, и они не могут быть обязательными. Из представленных предметов, вы должны набрать определенное количество часов, минимум два. Весь процесс обучения во многом зависит от вас самих. Есть, кто выбирает серьёзные дисциплины, где можно пройти что-то вроде конкурса и перейти на дополнительный уровень – как у музыковедов. Например, у Малики есть высший диплом по сольфеджио. Сейчас она проходит специальный анализ, то есть на музыковедческом уровне.

Антон Сомов: Долго ли Вы привыкали к новой системе образования?

Сапаргалиева, Талшин Махмудовна

Талшин Махмудовна Сапаргалиева

Талшин Махмудовне: Конечно! Понадобилось большое количество времени, чтобы привыкнуть. Там есть много консерваторий, которые можно принять за наши музыкальные школы, колледжи, например, муниципальные, и всё это – консерватории.

Малика Есетова: Хотелось бы уточнить – Департаментная и Региональная консерватории. Городская – естественно, самая продвинутая. Бакалавры находятся в региональной консерватории. После бакалавра вы имеете право поступать сразу на мастера, или можете уехать учиться в Германию.

Талшин Махмудовне: Во Франции есть две высших консерватории. Разница между ними в возрастном ограничении при поступлении. У нас бакалавр – это как одна ступень, простой диплом консерватории, с которым вы дальше уехать не можете, но продолжение учёбы возможно, если студенты прошли дополнительный курс музыковедческих дисциплин. Затем им выдают лицензию, то есть полный бакалавриат. Есть, как и везде, третий уровень – аспирантура со стажировкой – для исполнителей. У музыковедов – это докторская диссертация. Мало кто может получить степень доктора. Есть звание – способность руководить каким-то исследованием. В нашей консерватории, в Париже, работают только два музыковеда с докторской степенью: по истории музыки и анализу. 

Тамара Кажгалиевна: Я знаю, что у вас в консерватории исполнители и композиторы находятся в тесном взаимодействии. Малика, с какими музыкантами довелось тебе поработать? Сегодня на мастер-классе, очень покорило произведение, где ты при помощи скрипки и разных приёмов играешь с пространством. Ведь с исполнительской точки зрения – это что-то новое.

Малика Есетова: Каждый год у нас в консерватории проходит большой конкурс по совместной работе с композиторами. Раньше такая возможность предоставлялась для двух-трех исполнителей. Но в этом году взяли десять инструменталистов: 3 арфы, 2 баяна, 3 скрипки, 2 флейты.  И вот с этим составом нам (исполнителям) и композитору приходится работать в течение года. Мы сотрудничали с такими композиторами как Фредерик Дюё, Стефано Джовазони, Жерар Писо, Ян Мареш и Луис Ноу. Они являются профессорами консерватории. В этом составе мы выступали на концертах, записывали диски, в которые входили лучшие произведения, сочинённые за год.

Малика Есетова

Малика Есетова

Тамара Кажгалиевна: У музыковедов такая же активная жизнь как у исполнителей? В недалеком прошлом студенты КНК им. Курамангазы имели возможность вести концерты в филармонии, консерватории и в целом на разных концертных площадках.

Талшин Махмудовне: На каждый концерт музыковеды пишут программки с аннотациями к каждому произведению, особенно к новым (современным). Это обязательная деятельность, в которую включаются музыковеды. 

Малика Есетова: Под руководством профессоров консерватории, музыковеды также пишут программки для люксембургских филармоний. Нередко, после этого студенты получают заказ на создание более развернутой аннотации для парижской филармонии. Предварительно они получают список запланированных концертов. Основная сложность состоит в том, что приходиться анализировать произведения старинной, классической, а также современной, только что созданной музыки, записи  которых, зачастую, отсутствуют, есть только ноты. Естественно, это под силу не каждому.

Тамара Кажгалиевна: Малика, на концерте ты будешь исполнять произведения П. Булеза, Б. А. Цимермана, Л. Берио, С. Джевазони, М. Э. Тюрнейдж. Чем тебя привлекает музыка современных композиторов?

Малика Есетова: Меня привлекает новизна в эмоционально-образном содержании, сложность, использование новых исполнительских приемов. Кроме того, мне нравится «творческий контакт» с современными композиторами – талантливыми, эрудированными, мыслящими людьми.

Мой педагог по анализу, он также композитор, и у него необычный взгляд на партитуры. Он даёт «ключи» как понимать современную технику письма, и например, как её можно связать с живописью, которая неразрывно с музыкой воплощает большую идею композитора. Именно благодаря увлечению современной музыкой в 2011 году я познакомилась с П. Булезом, под руководством которого мы сыграли три концерта, куда вошли Пассакалия Веберна, произведения Равеля, Шёнберга, а также его собственные сочинения.

Кристина Абрамова: Малика, успеваешь ли ты посещать театры, филармонии, не как исполнитель, а как простой слушатель? 

Малика Есетова: На первом курсе посещала много интересных концертов. Сейчас, к сожалению, нет, да и к тому же, там это удовольствие достаточно дорогое. Хотя, для студентов есть свои льготы,  они имеют право посещать генеральные репетиции бесплатно. Но, на оперу разрешают ходить только дирижерам и артистам балета. Когда ставят современную оперу, то на генеральные репетиции этих спектаклей пускают музыковедов и исполнителей, но это редкость.

мастер-класс Талшин Сапаргалиевой

Тамара Кажгалиевна: Талшин Махмудовна, пишите ли Вы для парижских газет какие-нибудь статьи, заметки по современной музыке?

Талшин Махмудовне: Сейчас, к сожалению, нет, но у меня есть много материалов, которые я с большим удовольствием отправила бы для вашей музыкальной газеты. Ведь сегодня в Казахстане, мало что известно о парижских культурных событиях.

Токжан Каратаи: Есть ли возможность у студента-композитора, обучаясь в парижской консерватории, писать музыку в том направлении, в котором ему больше нравится?

Малика Есетова: Для студентов-композиторов в парижской консерватории есть специальные направления, способствующие оттачиванию техники письма: «письмо в стиле» и «импровизация», но не джазовая, так как джаз – это отдельное «государство». Современная  музыка или классическая, не важно, у нас полная свобода выбора. Произведение оценивают не только по техническим критериям, но и по идее, которую старался передать молодой автор с помощью выбранных средств и приёмов выразительности.

Талшин Махмудовна: Хотелось бы отметить, что у студентов-композиторов нет чувства соперничества. Они свободно могут получить консультацию от другого педагога, или даже перейти к нему в класс. Есть студенты, которые специально пишут для инструментальных составов. Всех ждёт финальный экзамен, на который приглашают специальный коллектив или оркестр с дирижёром, чтобы исполнить созданное студентом произведение. Жанр не важен, дается временной критерий и инструментальный лимит, который студент должен соблюсти. И пишите что хотите.

Екатерина Демитерко: Есть ли у вас композиторы-минималисты? Исполняют ли Филиппа Гласса, может его оперы?

Малика Есетова: Да, многие композиторы, в том числе и французские работают в данном направлении. Ф. Гласса исполняют много, особенно в летний период. Он как бы на периферии, его редко можно услышать на концерте, но где-нибудь на фестивалях – легко. 

Тамара Кажгалиевна: У меня возник вопрос по поводу Эрика Сати,  как вы считаете, какое место он занимает в современном искусстве? Мы с Дарьей Коцупей пишем по нему дипломную работу и считаем его основателем всех авангардных направлений, которые сейчас существует.

Талшин Махмудовна: Действительно, Сати – значительная фигура в истории современной музыки. Он предвидел многие вещи. У Сати есть очень хорошие плодотворные идеи, которые содержат в себе большой потенциал для дальнейшего развития. Поэтому, в этом отношении он дал очень много, как считают за рубежом. Тут дело всё-таки в реализации идей и кто этому способствует, то есть исполняет.    

Талшин Сапаргалиева и Жания Аубакирова

Талшин Сапаргалиева и Жания Аубакирова после записи программы «Культурная мозаика» на Радио Классика

Антон Сомов: Занимается ли у вас кто-нибудь в парижской консерватории изучением чисел в музыке, а именно как они влияют на организацию и структуру произведения? 

Талшин Махмудовна: Обязательно! Всё, что касается математических вычислений в музыке, изучается обязательно.

Антон Сомов: Всё-таки, как вы считаете, роль числа заключается в  структурной организации музыкального произведения или оно носит символичный характер, какой-то шифр, оставленный композиторами?

Талшин Махмудовна: Тут действительно существуют два момента, абсолютно равнозначных. Сегодня на лекции я упоминала произведение Ф. Манури «Шум и ярость». Есть схема, в которой композитор описывает, как выстраивается произведение на основе числовых отношений. Данные примечания композитора должны приниматься во внимание исполнителем.

Всем известный ряд Фибоначчи, на который чаще всего ссылаются исследователи творчества С.Губайдулиной, отмечая, что он не может восприниматься на слух, так как его предназначение структурировать музыкальное произведение. Во всем этом мы слышим звуковую массу, со смещением, почти движение на месте, но в тоже время это движение даёт очень большую динамику. От того, что вы знаете как структурно все оформлено, это еще не означает, что вам удалось понять смысл. Когда играешь современную музыку, очень часто приходится делать какие-то специальные чертежи в самих партитурах, чтобы более глубоко прочувствовать её замысел.

За этим всем, чаще всего, может стоять символизм. У Манури, мы видим, что он есть, так как композитор пытается выстроить симметрию, что уже является символом совершенства. Когда она нарушается – это проецирует жизненные позиции, смену потока. И тот рациональный подход, и символизм нужно найти и понять, как он одушевляет идею композитора и для чего? Сама идея организации, хотите вы или нет, подчиняет многое, и вы будете тоже вовлечены в этот процесс, непроизвольно, отталкиваться от неё, и этого не избежать.

Тамара Кажгалиевна: На последок волнующий многих вопрос. Как говорят французы: «Король умер. Да здравствует король!». В январе уходящего года ушёл из жизни Пьер Булез. Кто сейчас занял его место?

Талшин Махмудовна: Есть несколько ярких имён, включая уже названного Ф. Манури, Х. Дюфора, Т. Мюрейя и других. Пока никого из них нельзя однозначно «короновать». Думаю, время покажет.

Тамара Кажгалиевна: Спасибо большое нашим дорогим гостям, Талшин Махмудавне и Малике, студентам консерватории, которые пришли и активно участвовали в творческой беседе! Мы с нетерпением ждём вашего концерта, на котором Малика Есетова будет исполнять произведения современных композиторов. 

на мастер-классе Т.Сапаргалиевой

на мастер-классе

 

Текст к публикации подготовил Антон СОМОВ
Музыковед, 4 курс

, ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *