Опера «Биржан и Сара» и новое поколение артистов (рецензия)

Опера «Биржан и Сара» М.Тулебаева появилась на афишах Государственного академического театра оперы и балета имени Абая еще в далёком 1946 году. Этот спектакль могли видеть зрители не одного поколения, он сохранился в репертуаре театра и по сей день. Должно быть, сценические построения режиссеров разных лет – Курманбека Джандарбекова, Байгали Досымжанова, Азербайджана Мамбетова, в настоящее время – Есмухана Обаева, внутренний пульс их действий обладали такой энергией, а художественный облик постановок отвечал эстетическим запросам разных театральных эпох, что во многом объясняет столь долгую сценическую жизнь произведения.

Сегодня в Государственном академическом театре оперы и балета имени Абая происходит период интенсивных и плодотворных поисков, который ознаменован приходом молодых талантливых солистов оперы, вчерашних выпускников Казахской национальной консерватории имени Курмангазы – великой alma mater, воспитавшей не одну плеяду выдающихся музыкантов.

Ощущение уверенности в своих силах, музыкантской готовности труппы определило, по видимому, решение руководства обратиться к такому сложному произведению как опера «Биржан и Сара» М.Тулебаева – сочинению, выдвигающему немало сложных задач перед постановщиками и артистами, и уже на протяжении последних нескольких лет эта опера звучит в исполнении молодых певцов. В этой связи хотелось бы отметить удачную режиссуру Е.Обаева, которая создаёт исполнителям необходимую художественную атмосферу, где певец – живой человек, индивидуальность и, в каком-то смысле, режиссёр-постановщик своей роли. Само интонирование роли как активный творческий процесс не безразлично к тому, какой контур роли, какие мизансцены, какой психологический настрой избран режиссёром. В «Биржан и Саре» певцы доверились ей, и она оказалась гармонична с содержанием музыки.

Очередной спектакль оперы в ГАТОБ имени Абая состоялся 17 марта 2016 года. Он был примечателен дебютом нового Биржана в исполнении молодого певца Балуана Беркенова, ученика профессора Шахимардана Абилова. Отмечу, что в целом Биржан Беркенова звучал достаточно ровно и убедительно, несмотря на волнение и переживания, о которых говорил певец накануне спектакля.

Выступая в дуэте с Сарой – Гульнар Сакышевой, Б.Беркенов сумел своей игрой и пением передать любовь и муки своего героя, главная партия которого не перевешивает все прочее, а является органичной его частью. Обладатель красивого, гибкого голоса, молодой певец исполнил суперсложную партию Биржана, в которой особенно важно нигде не пережимать – ни эмоционально, ни в звуковом плане, ни в актерском. Можно сказать, что певцу почти удалось избежать этой фальши, а требуемое бережное кантиленное ведение фразы, тонкая нюансировка, разнообразная палитра красок придут с опытом и мастерством. Справедливости ради скажу, что голос Беркенова звучал свежо, насыщенный множеством эмоциональных и смысловых градаций. И влюбленность, и мужественную героичность Биржана певец воплощает с непосредственностью, что говорит о большом артистическом потенциале артиста, несмотря на юный возраст, владеющего даром перевоплощения.

опера Биржан и Сара

Балуан Беркенов – Биржан, Гульнар Сакышева – Сара

 

Трактовка образа Сары Гульнар Сакышевой, как нам кажется, имеет перспективу роста. Облик певицы, выделяющие героиню из толпы, напоминают нам о том, что перед нами народная поэтесса, но в то же время озорство и задор, вспышки темперамента и лирическая проникновенность естественно сменяются в поведении героини. Гораздо сложнее было с интонированием партии. Отчасти мешали быстрые темпы, отчасти созданию образа препятствует легкость вокального звучания партии: нет глубоких низов. В целом, Г.Сакышева выступила в этот раз неровно: распелась только ко второму действию и превосходно проявила себя в проникновенной арии «Шіркін өмір» («Мир пустыней знойной стал») в III действии.

Чуткость к исторической правде, пожалуй, – главная черта работ Есенгельды Рзина (Жанбота), Дулата Токанова (Жиенкул), Олега Татамирова (Кожагул) и Рыскен Меденовой (Аналык). В их игре особенно привлекает цельность внутреннего и внешнего решений образов. Что же касается роли Естая в исполнении Тахауи Рахметова, то, на наш взгляд, партию этого героя, известного своими искромётными терме, необходимо петь в несколько открытой манере, приближенной к народной, но не строго округлым звуком как это прозвучало в опере. Певец старательно пытался пропевать ноты, не придавая значения тому, что в речитативах терме музыкально-языковая основа находит выражение в специфике типизированных интонационных комплексов, характеризующихся выразительной речевой природой. Именно речевая основа, уходящая корнями в древние традиции акынской речитации, ярко выражена в партии Естая. Повествовательный характер текста, дробность ритмической организации, отсутствие внутрислоговых распевов, повторяемость объединённых в полустрофы единой волной тематического развития интонационно и ритмически варьированных мелострок – все эти средства подчёркивают выразительность речевой интонации, ярко выявляя её эмоциональные оттенки, но становятся невозможными при академическом пении, что, к сожалению, ярко проявилось в данной постановке.

Образ Алтынай в исполнении Жадыры Амановой вызвал несколько противоречивое впечатление. Певица – крепкий профессионал, это безусловно. Однако образ она создаёт с помощью трансформаций своего богатого тембра, а артистически была мало подвижна.

В целом, одним из признаков волнения, охвативших солистов, можно назвать излишнюю привязанность молодых певцов, к дирижёрской палочке, что несколько сковывало их в разыгрывании действия. Думается, что со временем, сценический опыт позволит обрести свободу в игре как это удаётся в исполнении Есенгельды Рзина или Рыскен Меденовой.

Необходимо сказать несколько слов о дирижёрской работе Е.Ахмедьярова, который, по сути, распоряжался всем течением музыкальной драматургии, высвечивая выразительные инструментальные соло, выстраивая кульминационные накаты. К сожалению, в отдельных эпизодах несовершенство оркестрового исполнения было очевидно. Например, в немикшированной сильной доле такта в танцевальных местах партитуры, что подчеркнуло «рубленый» характер звучания, или невыстроенности темповой драматургии, что особенно было заметно уже в сцене айтыса. На наш взгляд, оркестру необходимо органичное общение с артистами, инициирование характера вокального высказывания, овладение роли доверительного собеседника с певцами.

Хотелось бы специально выделить хор театра, достойный высоких похвал (руководитель Алия Темирбекова). Доступные ему динамические и агогические богатства были использованы превосходно, строй качественен, интонационные линии всегда способствовали раскрытию драматургической ситуации, мобильность артистов хора тоже весьма порадовала.

В целом, исполнение оперы связано с особыми эстетическими условиями, выполнить которые весьма нелегко. С одной стороны, герои «Биржана и Сары» достаточно молоды, что само по себе очень хорошо. С другой, стилистика произведения требует мастерства, профессионализма, прежде всего в вокальном отношении, то есть зрелости. Необходимы особый талант доносить целостность звуко-слова, артистическая склонность к тонкой нюансировке, передаче градаций чувств, способность к смене – без швов – регистра, темпа, динамики. Все эти задачи, уверена, вполне по силам новому молодому поколению артистов театра.

 

Галия БЕГЕМБЕТОВА, канд. иск., музыковед

,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *