Премьера «Енлик-Кебек» Г. Жубановой: Что сделано?

Опера «Енлик-Кебек» Газизы Жубановой была представлена Государственным академическим театром оперы и балета имени Абая. Премьера прошла 10 и 11 декабря 2016 года и была посвящена празднованию 25-летия Независимости. Опера впервые увидела свет 24 января 1975 года в постановке режиссёра Азербайджана Мамбетова и дирижёра Тургута Османова. Над новой постановкой работали Музыкальный руководитель и дирижёр Нурлан Жарасов (заслуженный деятель РК), режиссёр Ляйлим Имангазина (заслуженный деятель РК), художник-постановщик Сергей Новиков (Санкт-Петербург), дирижёр Рахимжан Баспаев. Творческим консультантом выступил народный артист РК Гафиз Есимов.

Что сделано Г. Жубановой?

Газиза Ахметовна – один из ведущих представителей казахстанской композиторской школы. Её творчество отличают опора на традиции казахстанского искусства с одной стороны, советского симфонизма и классико-романтического искусства – с другой. Парадоксальность музыки «Енлик-Кебек» заключается в сочетании национальной стилистики с современностью высказывания, мелодичности и простоты восприятия с интенсивной симфонизацией и новизной тонально-гармонических и тембровых решений. Слушателей и солистов «пугают» слухами о несказанной сложности музыкального языка композитора. Но достаточно один раз услышать её музыку в хорошем исполнении, – и влюбляешься в каждый звук, каждую интонацию, пронизанную железной композиционной логикой и тонким пониманием эмоционального воздействия искусства.

Что сделано Ляйлим Имангазиной?

Режиссёр отметила: «Мы просто делали свою работу. Свою версию оперы Г. Жубановой». Через 40 лет после первой премьеры взгляды на искусство вообще и оперу в частности поменялись. Она просто не могла быть такой же, как тогда, в ещё советских реалиях. К 25-летию Независимости спектакль просто обязан был стать новым. Заслуга Ляйлим Хабиевны в тонком чувстве стиля. Сохранив стилистику классической казахской оперы, но при этом решив её в неоархаическом ключе, она словно вывела её за рамки времени, избавила от лишнего этнографизма и … придала ей современность. Она заключается и в живости игры актёров, и в символизме сценографии, и в кинематографичном решении сцен (сражение, суд, гибель героев). В то же время, в спектакле есть место классике, причём в изначальном её понимании как возрождении античных идеалов. Это чувствуется и во внешних решениях (не раз упомянутой участниками постановки ораториальности), и в свойственной мизансценам симметричности, строгости формы.

Что сделано Сергеем Новиковым?

Художник – ученик хорошо известного алматинской публике художника и сценографа, Народного художника России Вячеслава Окунева, давно сотрудничающего с нашим театром. «Енлик-Кебек» – это его первый контакт с казахской культурой. Возможно поэтому в костюмах и сценическом оформлении есть некая эклектика: и этнографически «правильные» казахские костюмы, и образы богатырей из русских опер, и неоархаика. Но в этой эклектике определённо что-то есть. В сочетании с современными свето-техническими приёмами (видеопроекция, светодиоды, дымы, софиты всех видов) она, с одной стороны, делает спектакль современным, с другой, выводит действие за пределы конкретных временных рамок, помещая его где-то «в вечности».

Что сделано дирижёрами?

Почти невозможное! Им удалось избавить музыкантов и слушателей от почти сакрального страха перед современным. Если современную музыку хорошо исполнять, она звучит как прямое продолжение классического наследия. Именно так всё и звучало. Можно даже смелее дать медь там, где она вроде бы по логике должна перекрыть солистов. Газиза Ахметовна и так многое из оркестра «сняла» во время репетиций первой постановки. В традициях нашего театра – максимально точно следовать за замыслом композитора. Видимо, этот приоритет и позволил Нурлану Жарасову и Рахимжану Баспаеву выстроить связь между оркестровой и сценической драматургией.

Что сделано хором?

То, что задумывалось композитором. Хор в «Енлик-Кебек» – это и комментатор (в духе античной трагедии), и народ как действующее лицо. Тот народ, который сопереживал реальным героям этой истории, а потом сохранил её в веках в виде красивой, но грустной легенды. Хор в опере – это сама казахская земля. Может быть, не случайно в костюмах угадывались очертания гор, окружающих места кочевий найманов и тобыктинцев – участников описанных в истории событий. Хор здесь – ещё и балет. Точнее балета в опере нет, но движение, графика сцен, действие создаётся хористами. В пении и движениях всё слаженно и гармонично.

Что сделано солистами[1]?

Если кратко, то драйв, энергия, эмоции. Это всё и в голосах, и в игре. Каждый участник спектакля «встроился» в драматургию оперы органично, внеся свою трактовку образов. Были и bel canto, и элементы «степного» вокала, и динамичные битвы и погони, и полные драматизма статичные сцены. Самое главное, что было – искренность и отдача.

Что сделано зрителями?

Скажем честно – их было мало. «Кармен» с байкерами, супермоделями и аэропортом привлекла гораздо больше. Те, кто пришёл, от начала и до последнего звука были захвачены действием, искренне смеялись непосредственности Жапала, вместе затаив дыхание следили за судом над влюблёнными и с громким вздохом встретили падение сражённого батыра Есена со скалы. О погрязший в соцсетях и сериалах зритель! Как же тебя завлечь? Как же тебе объяснить, что эмоции реальных актёров тысячекратно отзываются в душе? Как словами передать гранитную мощь оркестра и витиеватую полифонию хора? Как рассказать о красоте казахской песни помноженной на интеллект и эрудицию великого композитора? А тонкие вибрации живого голоса? Разве услышишь их в наушниках смартфона? Ну а если ты патриот, как не прийти на казахскую оперу?

 

Есть у китайского народа прекрасная легенда «Лян Шаньбо и Чжу Интхай». Влюблённые не могли пожениться, и только смерть соединила их в облике прекрасных бабочек. «Так похоже на Ромео и Джульетту!» сказали европейцы, а китайцы, ухватившись за это, весь мир познакомили с оперой и скрипичным концертом на народный сюжет. Почти в каждой казахской опере есть свои Ромео и Джульетта. У «Енлик-Кебек» есть все «данные» для того, чтобы стать международной оперой: красивая легенда, драматургическая стройность, современное звучание, национальный колорит. Нужно только, чтобы эта музыка звучала!

 

Валерия НЕДЛИНА, музыковед

Фото: Ольга КИСЕЛЁВА

длинная версия рецензии

[1] По крайней мере, второго состава, первый я не слышала, увы.

,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *