Тогжан Каратаи: «Любая музыка найдёт своего слушателя» (интервью)

Сегодня у нас в гостях студентка 4 курса Казахской национальной консерватории им.Курмангазы, наша сокурсница – Тогжан Каратаи, которая занимается по композиции в классе кандидата искусствоведения, известного казахстанского композитора Бахтияра Туткабаевича Аманжола. Тогжан из музыкальной семьи, она закончила специализированную школу им. К. Байсеитовой по классу кыл-кобыза. Владение этим самобытным казахским инструментом определило её участие в летней академии современной музыки Playing together и первом в Республике Казахстан ансамбле современной музыки «Игеру», созданном композитором Санжаром Сейддулаевичем Байтерековым. Сегодняшняя встреча не случайна, так как мы хотели бы рассказать широкой аудитории о достижениях, недавних творческих событиях и успехах нашей гостьи.

По сложившейся традиции в классе музыкальной критики и журналистики (профессор Т. К. Джумалиева), предлагаю прослушать одно из произведений Тогжан – пьесу-кюй «Арнау» («Посвящение») для кыл-кобыза и виолончели, созданную в 2016 году. Премьера (мировая) состоялась 12 февраля в стенах консерватории, в Малом зале имени Ахмета Жубанова.

А теперь перейдём к нашему интервью!

 

Айжан: Нам интересно послушать о начале твоего пути. Как проходило твое детство, и какое место занимала музыка в ранние годы?

Тогжан: Я родилась в музыкальной семье и росла в атмосфере концертов, гастролей родителей, поступила в музыкальную школу им.К.Байсеитовой как скрипачка, но со временем поняла, что это не совсем моё, и решила перевестись на кыл-кобыз, где первым учителем стала моя мама Раушан Оразбаева (Лауреат международных конкурсов, Заслуженный деятель РК). Связь с народной музыкой определила дальнейшие планы, и я задалась целью расширять границы этого инструмента, поэтому и решила продолжить образование как композитор.

Тогжан Каратаи и Раушан Оразбаева

Тогжан Каратаи с мамой Раушан Оразбаевой

Дарья Коцупей: Расскажи о своём педагоге по специальности композиции в консерватории.

Тогжан: В моём профессиональном образовании большую роль сыграли три известных казахстанских композитора – А. Р. Раимкулова, Т. Б. Нильдикешев и Б. Т. Аманжол, в классе которого я занимаюсь в настоящее время, постигаю с ним ремесло и все тонкости этой сложной профессии.

Камшат Еркосова: Как ты относишься к участию в различных конкурсах? Назови свои самые значительные награды?

Тогжан: Я не против каких-либо конкурсов, но и не сторонница таковых. В большинстве случаев я участвовала потому, что так было принято, конечно, в качестве исполнителя. Кыл-кобыз – фольклорный инструмент, который изначально не был темперированным, имеет специфический звук, что и делает его интересным. Но данный инструмент пытаются настраивать под фортепиано, тем самым «выровнять» строй и лишить инструмент самобытного, природного, аутентичного звучания, в чем и заключается вся прелесть. Мой самый значительный конкурс – конкурс по композиции «Астана Мерей», проходивший в Астане, где я, не имея композиторского образования, получила 3 премию в номинации «Вокальная композиция». Для меня это – значительное достижение, потому что именно тогда поняла, что иду в правильном направлении и мне нужно поступать на композицию.

Екатерина Демитерко: Как связаны и пересекаются ли кыл-кобыз с твоим композиторским творчеством?

Тогжан: Владение кыл-кобызом в композиции, дает мне преимущество, поскольку мне известны технические возможности инструмента. Также хотелось бы сочинять и исполнять на кыл-кобызе произведения, написанные в современной композиторской технике. В своей первой работе для струнного состава я использовала сложившиеся классические приёмы для струнных, которые оказались применимы и для кыл-кобыза. Если это помогает музыке «дышать новым дыханием», то почему бы и нет.

Камшат Еркосова: Назови, пожалуйста, имена композиторов, пишущих для кобыза свои произведения.

Тогжан: Для кобыза пишут композиторы разных поколений. Среди них: Куат Шильдебаев, Серик и Алиби Абдинуровы, Бейбит Дәлденбай, Ермұрат Үсенов, Айкуат Қазакбаев, Данияр Бержапраков, Айгерим Сеилова и другие. Хочется выделить Жамилю Жазылбекову, которая живёт и работает в Германии, и проявляет огромный интерес к этому национальному инструменту. В 2009 году в Австрии в Вене на фестивале Imago Day мы с мамой исполняли её произведение «Түн салмағы», которое было тепло принято европейской публикой.

Кристина Абрамова: Кто из великих композиторов повлиял на твоё развитие и вдохновляет тебя сегодня?

Тогжан: Каждый раз, знакомясь с новым композитором, я заново влюбляюсь в музыку. У меня есть композиторы, которых я слушаю по настроению, а что касается Альфреда Шнитке, Филипа Гласса и Стива Райха, то их я готова слушать в любое время, их музыка меня расслабляет.

Айжан Жайсанова: Какое место занимает традиционная казахская музыка в твоей деятельности, и используешь ли ты этот пласт в своём творчестве?

Тогжан: Спасибо за вопрос. Самые первые мои произведения были крепко связаны с казахской народной музыкой, что ярко обнаруживалось в интонационной сфере, ритме, фактуре, даже когда я пыталась от этого уйти. Как-то в Алматы приехал профессор из Москвы Кирилл Уманский, член секретариата и председатель приемной комиссии Союза композиторов России. Я показала ему свою работу, конечно же коснулась национального начала, спросив как избежать традиционного казахского в своём творчестве. К. Уманский ответил мне: «К нам много приезжают студентов из разных республик, и мы очень ценим, когда они показывают своё национальное, потому что это этническая принадлежность каждого». После этих слов я предпочитаю использовать казахские мотивы во всех работах. Даже в дипломной работе, которая пишется в стиле минимализм, я опираюсь на казахский фольклор.

Антон Сомов: Чем объясняется твой интерес к современной музыке?

Тогжан: Познакомившись с современной музыкой в 2009 году, когда Жамиля Жазылбекова пригласила в Германию исполнять её произведения, у меня было весьма расплывчатое представление о замысле, концепции, звуковой специфики подобной музыки. С поступлением в консерваторию началось моё знакомство с творчеством А. Шёнберга, К. Штокхаузена, в частности, на мастер-классах, проходивших в стенах вуза. Это был очень резкий переход, «как гром среди ясного неба». Музыка композиторов- авангардистов была для меня одной целой непонятной массой, в которой сложно разобраться. Но со временем мне стали нравиться их сочинения. На сегодняшний день я не могу заниматься только классической музыкой, люблю экспериментальную, когда расширяются возможности, границы использования инструментов.

Екатерина Демитерко: Хотелось бы узнать о твоём участии в недавно созданном С. Байтерековым ансамбле современной музыки «Игеру». Что значимого для творчества приносит это участие?

Тогжан: Как известно, «Игеру» был основан 24 ноября 2015 года Байтерековым, который на тот момент вёл у композиторов инструментовку. Узнав, что я играю на кыл-кобызе, он пригласил меня в свой ансамбль. Изначально это был опыт участия как исполнителя, но как позже выяснилось, это еще и огромная возможность для меня как композитора. То есть, я имею доступ к партитурам современных творцов и могу у них учиться. Думаю, такая возможность даётся не каждому.

Ансамбль Игеру

Ансамбль Игеру. Первый концерт

Камшат Еркосова: Как принято слушателем твоё сочинение «Арнау»? Оправдались ли твои ожидания?

Тогжан: В целом наш слушатель хорошо воспринял прозвучавшую на концерте ансамбля «Игеру» Новую музыку, в том числе и мою. После концерта я получила много лестных отзывов, и это меня окрыляет.

Кристина Абрамова: Мы знаем, что ты часто гастролируешь с интернациональным оркестром Playing together (Играя вместе), пропагандирующим современную музыку, и не так давно у тебя проходило турне по Средней Азии и США. Какой опыт ты приобрела, участвуя в Летней академии современной музыки?

Тогжан: Это – академия современной музыки Средней Азии при поддержке США. Представители академии проводили лекции именно у композиторов и призывали играющих на инструментах участвовать в данном проекте. «Играя вместе» подразумевает совместное сочинение музыки всеми исполнителями коллектива, больше похожее на импровизацию, когда рождающееся музыкальное полотно, создано общими усилиями. На момент отправления заявки на участие было непонятно, что там будет происходить, в чём смысл и как можно соединить все воедино. Когда в июле 2015 года я приехала в Бишкек, для меня открылся новый мир музыки. Я поняла, что музыка не должна быть только такой, какой мы её привыкли слышать, то есть любая музыка имеет право на существование. Любая музыка найдёт своего слушателя. Знакомство со многими музыкантами-профессорами из Монголии, США, Индии, с инструментами соседних республик помогло обрести много навыков как композитору и исполнителю.

Playing Together в Бишкеке

Playing Together в Бишкеке. Тур по Центральной Азии

Дарья Коцупей: Самые сильные твои впечатления от культуры этих стран. Как восприняли исполняемую оркестром Playing together современную музыку в той или иной стране?

Тогжан: В каждой стране реакция была разной. После первого тура, который включил в себя поездки по столицам республик Средней Азии, мы отправились в Нью-Йорк, где получили возможность посетить и принять участие в мастер-классах, проводимых крупнейшими современными музыкантами. В Нью-Йорке мы дали концерт, нас приняли очень бурно, так как музыканты из Средней Азии играют Новую музыку, синтезируя е` с восточной. Большим событием явилось посещение концерта знаменитого американского композитора Стива Райха в Линкольн-центре. Мы были удивлены тому, что нас запомнили, и по высказыванию одной зрительницы, узнавшей «Бендистан» (так нас назвали), наш концерт произвел сильнейшее впечатление. Нам было очень приятно. Возвращаясь к Стиву Райху, нужно отметить, что акустика в зале была потрясающая. В течение двух часов музыканты сменяли друг друга, играя, не прерываясь, и в конце к ним присоединился сам Стив Райх. Это было великолепно!

После, мы отправились в резиденцию Bang on a Can (штат Массачусетс). Это институт современной музыки, который был основан тремя широко известными американскими композиторами – Джулией Вольф, Майклом Горданом и Дэйвидом Лэнгом, которые сотрудничают с Филиппом Глассом. Здесь мы находились 3 дня, обучались с другими студентами в музее Mass Moca.

Резиденция Bang-on-a-can в Массачусетсе. Летняя Академия

Резиденция Bang-on-a-can в Массачусетсе. Летняя Академия

Антон Сомов: Как донести замысел современной музыки так, чтобы он был воспринят широкой аудиторией?

Тогжан: Есть один режиссёр Рустем Бегенов, недавно поставивший поп-механический спектакль «Медея», музыку к которому написал Санжар Байтереков, прозвучавшую в исполнении ансамбля «Игеру». Он как-то сказал: «Я наверно посоветую зрителю не пытаться понять музыку, а попытаться воспринять». Действительно, музыка не обязательно должна нравиться, любая реакция имеет право быть. Отрицательная реакция ни капельки меня не оскорбляет, ведь у каждого есть своё мнение и это нормально.

Айжан Жайсанова: Какие цели ты ставишь перед собой в будущем?

Тогжан: Мне очень многому ещё нужно научиться. Обязательно продолжу играть на кыл-кобызе, очень хочу осуществить свою мечту ввести его в мир спектральной современной музыки, популяризировать этот инструмент, так как он имеет много возможностей для реализации в этой сфере. И, конечно же, хочу продолжать писать музыку, стать известным композитором.

Айжан: Спасибо за интересное интервью! Желаем тебе вдохновения, творческих удач и реализации всех целей!

Тогжан Каратаи с друзьями-музыковедами и руководителем класса критики Т.Джумалиевой

 

Интервью провела и подготовила Айжан ЖАЙСАНОВА,
студентка 4 курса, музыковед

, ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *