Данияр Есимханов: «Каждый сыгранный концерт – это большой этап в моей исполнительской деятельности»

3 февраля в столичной филармонии состоится концерт с участием пианиста Данияра Есимханова. Он сыграет знаменитую и замечательную музыку – Первый концерт для фортепиано с оркестром Петра Чайковского.

Что нам известно об этом исполнителе? Совсем немного – только то, что содержится на сайте Казахского национального университета искусств (и эта информация дублируется в анонсах его концертов): музыкант получил солидное образование в Германии и в данный момент преподает в университете. Лауреат республиканских и международных конкурсов.

Данияр Есимханов, Берик Батырхан

Пожалуй, анонсы и рецензии, выскакивающие то тут, то там из океана интернета – самое убедительное свидетельство яркой художественной натуры, кем является Данияр Есимханов. Анонсы и рецензии на концерты, которые состоят из самых разнообразных имен композиторов. Концерты, которые собирают аншлаги. Концерты, которые ну очень интересуют профессионалов.

Данияр Есимханов сосредоточен на своей артистической деятельности, но, тем не менее, дал интервью, где рассказал о том, как он, в конце концов, пришел к музыке, о своих учителях и о шедевре, который исполнитель вскоре сыграет, а также о планах на ближайшее будущее.

– Когда у Вас возник интерес к музыке?

– Можно сказать, что музыкой я начал заниматься случайно. Родители не были музыкантами, но музыку обожали. Мой отец, поступив в институт иностранных языков в Алма-Ате, начал посещать концерты филармонии и с тех пор стал меломаном, у которого была собрана богатейшая коллекция грамплатинок с классической музыкой. У моей мамы в детстве не было возможности учиться музыке, но она нашла самоучитель, нарисовала себе клавиатуру, по которой «играла». Поэтому мои родители отдали меня в специализированную музыкальную школу имени Ахмета Жубанова, ни капли не сомневаясь в правильности своего решения. Тем более, что школа находилась рядом с домом.

Я попал в класс Галины Алексеевны Мельковой и считаю, что мне крупно повезло. Дело в том, что я учился очень неровно и не всегда мне хотелось заниматься музыкой. Другой педагог, наверное, давно махнул бы на меня рукой, но только не Галина Алексеевна. Она открыла мне глаза на музыкальное искусство. Будучи фанатом, учитель неизменно вовлекала в свою орбиту всех учащихся своего класса, в том числе и меня. В 7-м классе я решил всерьез заниматься музыкой.

Что же повлияло на Ваше решение?

– Первый концерт, который я должен был играть с оркестром в рамках традиционного выступления учащихся Жубановской школы. Играл I часть Концерта для фортепиано с оркестром Эдварда Грига. И сыграл я его ужасающе. Однако сама подготовка к концерту на многое открыла мне глаза, и я понял, что люблю музыку и хочу посвятить ей свою жизнь.

– После окончания Жубановской школы…

– Я очень везучий человек. Когда я заканчивал школу, то понимал, что нужно учиться где-то за рубежом. Знаменитые профессора Аркадий Севидов и Валерий Мищук приглашали меня в свои классы в Москву и Санкт-Петербург. Но в это же время в Алматы приехал Владимир Крайнев, которым я «болел» уже давно. Мне всегда импонировали его «коммуникабельность», то есть, умение заставить себя слушать, а также невероятное пианистическое мастерство. Особенно мне нравились в его исполнении прокофьевские концерты.

Мастер-класс Владимира Крайнева я не смог посетить, но успел попасть на репетиции его учеников. Он благосклонно разрешил мне проиграть перед ним. К моему удивлению, он слушал мою игру полтора часа, говоря: «А еще… Еще…» И далее он пригласил меня в свой класс в Германию, в Высшую школу музыки и театра Ганновера. Родители продали свою квартиру, чтобы дать мне деньги на поездку. И в Ганновере я проучился без малого 11 лет! Таким образом, я закончил факультет музыкального воспитания, факультет артистического воспитания и соло-класс, один из самых сильных музыкальных факультетов в мире. В Высшей школе в то время учились только двое из Казахстана – я и Амир Тебенихин, так как поступить в это заведение чрезвычайно сложно.

– Что вы приобрели в результате занятий с Владимиром Крайневым?

– Первое: Владимир Крайнев научил меня заниматься самостоятельно. Я должен был делать домашние задания сам, что поначалу вызывало кризис. А второе – в то время у Маэстро был просто феерический класс. Слушая его учеников, я также многое приобрел.

– Насколько личность Владимира Крайнева повлияла на Ваш исполнительский стиль? Придерживаетесь ли Вы его интерпретаций?

– Сам Владимир Крайнев крайне неодобрительно отнесся бы к повторению его исполнительской манеры, ведь он требовал, как я уже говорил, самостоятельности. Но в чем я придерживаюсь его Кредо – «Главное – это автор».

– Какой год можно считать началом вашей регулярной гастрольной деятельности?

– Наверное, 2002 год. В этом году я сыграл сольные концерты и концерты с оркестром в Астане и Алматы. До этого, как ученик Жубановской школы, я играл на школьных традиционных абонементах раз в год, исполняя концерт с оркестром. А вот уже в Германии мои концертные выступления стали более регулярными и частыми. Поворотным можно считать 2004 год: я участвовал в одном международном конкурсе. Несмотря на то, что я не выиграл этот конкурс, моя игра заинтересовала импресарио, который организовал турне по Европе по 30–40 концертов за сезон.

Какой концерт в Вашей артистической карьере можно назвать этапным или поворотным?

– Каждый сыгранный концерт – это большой этап в моей исполнительской деятельности. Но могу назвать Третий концерт для фортепиано с оркестром Сергея Прокофьева. С этим произведением приключилась интересная история. Я должен был играть концерт при окончании Жубановской школы, но мне так этого не хотелось! Тогда я «болел» концертами других композиторов. Конечно, мой педагог Галина Алексеевна обладала невероятным педагогическим опытом, и она мягко, но настойчиво убеждала: «Это твое, ты должен!» Галина Алексеевна, как обычно, оказалась права. Впоследствии я «выгрался» в эту музыку и выучил произведение и… полюбил концерт Прокофьева! Когда я исполнил концерт перед Владимиром Крайневым, он сказал: «Ну что ж, очень даже неплохо». Для меня эта оценка была выше всяких похвал!

– Как Вы формируете свой репертуар?

– Сложный вопрос. Я играю буквально все: и классические сочинения, и романтические, и даже ультрамодерн. Правда, от последних я обычно не в восторге. Препарированный рояль и прочие авангардные нововведения не всегда мне понятны и от того абсолютно не близки. Хотя, все, наверное, в будущем. Любимые композиторы с детства – Иоганн Себастьян Бах, Людвиг ван Бетховен и Иоганнес Брамс, и любовь к этим мастерам только возрастает день ото дня.

– Вы – успешный солист. А другие виды исполнительской деятельности, например, игра в ансамбле, насколько имеют место в Вашем творчестве?

– Я не могу сказать, что мне нравятся только сольные выступления. Напротив, игра с оркестром и игра в ансамбле – это тоже всегда очень интересно. Например, очень плодотворным было сотрудничество с замечательными музыкантами – кларнетистом Алмазом Токпановым и флейтистом Александром Тараскиным, с которыми мы переиграли большое количество замечательной музыки, получая от этого процесса неимоверное удовольствие.  Также я сотрудничал с Государственным струнным квартетом имени Газизы Жубановой.

– Давайте обсудим предстоящую программу 3 февраля, где прозвучит Первый концерт для фортепиано с оркестром Петра Чайковского.

– Первый концерт Чайковского – признанный шедевр. Именно с этого концерта началась блистательная история фортепианных концертов в русской музыке. Он звучал на открытии знаменитого зала Карнеги-холл и на последнем концерте из сочинений Чайковского при жизни композитора. Еще один небезынтересный факт: карьера Владимира Горовица началась с фееричного исполнения Первого концерта.

Я недавно перечитал переписку Чайковского и Надежды фон Мекк, где композитор сетует на жесткую критику со стороны Николая Рубинштейна. Просто удивительно: такая музыка и не была оценена по достоинству современниками!

О концерте Чайковского написано и сказано очень многое. Но хочу добавить, что существует несколько редакций сочинения. Редактирование фортепианной партии началось после премьерного исполнения концерта – Чайковский прислушался к рекомендациям первого исполнителя Ганса фон Бюлова (ему и посвящен этот концерт). И в дальнейшем композитор еще не раз редактировал фортепианную партию по советам других выдающихся пианистов. Но что интересно: редакция Александра Зилоти ему не понравилась, и поэтому она была издана уже после смерти композитора. Однако сейчас в музыкальном мире концерт исполняется именно в последней редакции, и я также буду исполнять концерт в редакции Зилоти.

Вы будете впервые исполнять этот концерт?

Нет. Концерт Чайковского впервые сыграл в 2003 году, который совпал с юбилеем моей мамы. Она всегда  мечтала, чтобы я его исполнил.

– Каковы Ваши дельнейшие творческие планы?

– Весной планирую сыграть сольные концерты в Камерном зале театра «Астана Опера» и зале «Шалкыма» Карагандинского концертного объединения имени Кали Байжанова в Караганде. Буду исполнять «Патетическую» сонату Бетховена, «Карнавал» Роберта Шумана, «Эстампы» Клода Дебюсси и Вторую сонату для фортепиано Прокофьева.

 

Дина Мосиенко, кандидат искусствоведения

, ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *