Два слова, три века…

«В каждой музыке Бах»
Иосиф Бродский

В Москве и Санкт-Петербурге музыкальная жизнь пульсирует в разном ритме, в разных тональностях: в каждой из столиц свои фестивали, концертные планы, публика. Но этой осенью с интервалом всего лишь в один день меломаны в обоих городах заворожённо слушали одно и то же – Мессу h-moll, знаменитую Высокую мессу Иоганна Себастьяна Баха.

В Москве её исполнение 10 ноября в концертном зале имени П.И.Чайковского было приурочено к юбилейному году композитора, а в Мариинском-2 таким образом на следующий день почтили память погибших в авиакатастрофе над Синайским полуостровом. Гельмут Риллинг и его «Бах-ансамбль» совместно с Академическим Большим хором «Мастера хорового пения» Российского государственного музыкального телерадиоцентра посвятили своё выступление не только жертвам и их близким, но и миру на нашей планете.

«Мы хотим показать наше глубочайшее сочувствие и выразить соболезнования всем тем, кто потерял любимых в этой трагедии. Конечно мы, музыканты, не способны исцелить раны и помочь людям пережить утрату в эти скорбные дни, но может быть музыка Баха хоть ненадолго станет утешением и поселит мир в их душах»,объяснил Гельмут Риллинг.

Высокая месса в Московской государственной филармонии

Концерт в Москве был лишён скорбной коннотации, поэтому стал действительно музыкальным торжеством. Музыка живёт только во время своего звучания, но имеет именно над временем и пространством неограниченную власть, недоступную больше ни одному искусству. Три века назад лютеранский кантор «озвучил» латинский текст и ни разу не услышал своё произведение исполненным в полном объёме. Но ничуть не заботился об этом, будто и так зная, что пишет в Будущее для музыкантов и слушателей всего мира. И для двух коллективов с разной историей – Академический Большой хор был создан ещё в 1928 году, и совсем молодой «Бах-ансамбль», который собрал Гельмут Риллинг в 2014-м, – не было в тот вечер никаких национальных, ментальных и возрастных различий: Высокая месса подняла и исполнителей, и зал на время звучания на иную ступень восприятия, «надсловесную» и «надсмысловую». Глубину этого произведения можно постигать всю жизнь, хотя идея невероятно ясна и проста – стремление к высшей человечности через обращение к Богу. Скоростной век цифровых технологий вытесняет мелодику из современных музыкальных течений. Высокая месса Баха – кошмарный сон рэпера: как можно написать целых два хора всего на два слова –«Kyrie eleison»?! Или арию – тоже на два: «Christe eleison»…

Высокая месса Баха в Московской государственной филармонии

«Музыке не положено быть удобной, музейной, успокаивающей. Она должна разбудить, затронуть каждого лично, заставить задуматься», — таково музыкальное кредо Гельмута Риллинга, первого музыканта, дважды (!!!) осуществившего запись всех хоровых произведений Баха. Безусловно, безупречные соло и дуэты немецких солистов – сопрано Миреллы Хаген, меццо-сопрано Анке Вондунг, тенора Лотара Одиниуса и баса Тобиаса Берндта, строгое звучание инструментальных фрагментов, финальное pianissimo хора в Crucifixus запомнятся публике надолго. Сказать, что московский концерт завершился овациями – ничего не сказать. Аплодисменты заслуженно разделил с исполнителями Лев Конторович, художественный руководитель и главный дирижёр «Мастеров хорового пения».

Прошло три века…Но как актуальна именно сейчас завершающая мессу просьба: «Dona nobis pacem»…

Юлия БЕЛОУС, соб. корр. НМГ

,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *