Презентация центра современной музыки

Джон Кейдж в Алматы

«Новая музыкальная газета» не может обойти стороной знаменательный юбилей – сто лет со дня рождения Джона Кейджа (1912-1992). Композитор и художник, поэт и философ, музыковед и акустик – всё это грани таланта, ёмко соединяющиеся в английском слове artist – человек искусства. И даже больше! Ведь именно Кейдж ввёл в круг искусства то, что до него музыкой не считалось – буквально весь звучащий мир. Его «чёрный квадрат» – 4 минуты и 33 секунды тишины – открыл новые, невообразимо широкие горизонты музыкального.  Помимо этой «визитной карточки» у композитора есть немало широко известных произведений, исполняемых ведущими солистами и коллективами, специализирующимися на новой музыке. Это, прежде всего, «Сонаты и интерлюдии» для препарированного фортепиано, «Лекция о Ничто», «Воображаемые ландшафты» (один из первых в истории примеров электронной музыки), Европера, «Музыка перемен», Концерт для фортепиано с оркестром, «Музициркус», многочисленные «Композиции», «Импровизации», «Музыки для…», хэппенинги, произведения с числовыми названиями… Список можно продолжать и продолжать.

Credo in US

Исполнение «Credo in US» — партия кастрюль, фото azattyq.org

Среди произведений начала сороковых годов выделяется композиция «Credo in US» («Верую в нас» с двойным подтекстом: US = United States – Соединённые Штаты) для ударных (гонги, том-том, кастрюли и электрический звонок), фортепиано, радио и аудиозаписи («что-нибудь классическое, например Дворжак, Бетховен, Сибелиус или Шостакович»). Не случайно это, пожалуй, самое патриотичное произведение Дж.Кейджа открыло концерт-презентацию Центра современной музыки при Казахской национальной консерватории им. Курмангазы, который проходил в Большом зале консерватории  5 мая 2012 года. Центр организован при значительной поддержке посольства Соединённых Штатов Америки в Казахстане, и пропаганда американской музыки – один из основных его приоритетов. Благодаря этому сотрудничеству при центре уже появилась внушительная нотная библиотека музыки современных американских композиторов и были организованы струнный квартет и ударно-духовой квинтет.

Именно Квинтет исполнил «Верую». Надо сказать, что сам композитор называл это произведение «сюитой сатирического характера». Казалось бы, какой юмор и какая сатира может появиться в произведении июля 1942 года, накануне вступления США во Вторую мировую войну? Таков Кейдж – несерьёзно о серьёзном и наоборот. «Верую» начинается с записи классической симфонии, в алматинской интерпретации – Седьмой симфонии Д.Шостаковича. Как наверняка помнят читатели, Симфония носит название «Ленинградской», написана в блокадном Ленинграде в 1942 году и отражает героическую борьбу советского народа с фашизмом и веру в победу. Получилась своеобразная картина начала Мировой войны глазами американца и русского.

То, что происходит дальше, совершенно не увязывается с драматической глубиной Седьмой симфонии: на ударных, среди которых преобладают кастрюли, «неистовствуют» накладывающиеся друг на друга ритмы. Их прерывают эпизоды у фортепиано – один почти лирического характера, другой – классический салонный рэгтайм. Шостакович появляется ещё дважды, оба раза рядом с ударными как своеобразный рефрен, причём каждый раз звучит тот фрагмент, до которого успела дойти заглушённая до этого звуковая дорожка симфонии. В центре композиции ещё более случайный элемент – радио. На этот раз радио выдало рекламный блок, что добавило композиции скрытых поводов для размышлений о нашествии цивилизации, о неуёмной погоне за желаниями, а может ещё о чём-то личном для каждого слушателя.

«Credo in US» было исполнено на высоком уровне, с чётким соблюдением всех указаний композитора. Получилось зрелищно и эффектно. Думаю, Кейджу бы понравилось.

Но одним американским классиком ХХ века программа концерта обойтись не смогла бы. В исполнении Квартета центра современной музыки прозвучали лирико-драматическая первая часть Первого квартета Сэмуэля Барбера и в чём-то перекликающаяся с ней первая часть Первого квартета Газизы Жубановой. Очень тонко и проникновенно студентами консерватории исполнено знаменитое Adagio для струнного оркестра памяти Дж.Кеннеди С.Барбера.

Кульминацией программы стал бессмертный шедевр Джорджа Гершвина – Рапсодия в голубых тонах для фортепиано с оркестром. Необыкновенно артистично и живо прозвучало это произведение благодаря солисту – выпускнику класса доцента Г.Узенбаевой Нурболату Базарбаеву. Нурболат так раззадорил публику, что финальный аккорд Рапсодии потонул в овациях, и исполнителям во главе с дирижёром Канатом Омаровым ничего не оставалось, кроме как сыграть на бис финальный фрагмент.

На встречу с американской музыкой пришло не так много людей – в зале хватало пустых кресел, хотя нельзя сказать, что было пусто. Невольно вспомнился алматинский концерт Марка Пекарского, проходивший зимой 2000 года в рамках фестиваля современного искусства. Слушатели тогда не просто заполнили весь зал Казахского ТЮЗа им. Г. Мусрепова – многие сидели и стояли в проходах. Именно на том концерте в качестве последнего биса известный российский исполнитель на ударных инструментах «похулиганил» в компании с казахскими музыкантами и Кейджем, исполнив знаменитое 4’33», конец которого потонул в восторженном свисте и топоте зала. Что-то изменилось в нашей публике за прошедшие 12 лет. Надеюсь, популяризаторские усилия Центра современной музыки при КНК им.Курмангазы приведут к новым аншлагам. Ведь ещё столько шедевров нью-йоркского классика авангардной музыки Джона Кейджа ни разу не исполнялось в Казахстане!

Валерия НЕДЛИНА, музыковед

,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *