Электронная музыка и творчество композиторов Казахстана

Электронной называется музыка, созданная с использованием электронных технологий – электромеханических музыкальных инструментов, специальных компьютерных программ и другой аппаратуры. Её истоки находятся в творчестве выдающихся творцов западной академической музыки второй половины ХХ века – Э. Вареза, Л. Даллапикколы, Л. Ноно, П. Булеза, Дж. Кейджа, К. Штокхаузена, Б. Мадерны, Л. Берио. Современная электронная музыка разнообразна в стилевом отношении и занимает существенное место как в академической, так и в массовой музыкальной культуре.

В создании электронной музыки активно участвуют композиторы Казахстана: Бахтияр Аманжол, Владимир Стригоцкий, Актоты Раимкулова, Вениамин Грошев и другие.

В творчестве каждого композитора электронная музыка занимает своё определенное место, служит созданию разного содержания, имеет свою сферу применения и способы её производства. Через отношение к явлению электронной музыки в некоторых случаях просматриваются эстетические взгляды композиторов, сфера их художественных интересов.

Музыка композитора-философа Бахтияра Аманжола – не просто музыка, а нечто большее, имеющее связь со всей системой мироздания. В ней заложен смысл не только собственно музыкальный, её идейное содержание больше того, что обычно принято выражать музыкальными средствами – это звучание целого космоса. Музыка – естественная часть бытия вселенной, её реальное звуковое качество. Такому широкому идейному охвату служит причиной сама личность композитора, имеющего обширные знания во многих сферах культуры и искусства. В творчестве Бахтияра Аманжола важно казахское традиционное понимание искусства. В основе эстетических принципов композитора лежат тенгрианские представления о многомерности пространства, о тонких мирах, как невидимой части мироздания. В музыке подобная многомерность создается многообразными полифоническими средствами, музыкальная ткань сплетается из течения самостоятельных линий, из пространственных слоёв музыкальной фактуры.

Так чем же является электронный звук в творчестве композитора? Свойства электронных звуков во многом схожи с тембровыми свойствами казахских народных инструментов. Как известно, обилие обертоновых призвуков в звучании народных инструментов – неотъемлемая часть тембровой эстетики, где основной тон – это тело звука, а его призвуки – душа, аура, невидимая духовная суть. Бахтияр Аманжол использует электронные звуки в качестве представителей того самого невидимого измерения в сочетании с обычными инструментами оркестра. По мнению Б. Аманжола, особое значение электронная музыка, её тембрика и содержательная сторона, имеет для европейской музыкальной культуры, как повод выйти за рамки мышления в плоском пространстве. Европейская тембровая эстетика избирает для себя звуки с наименьшим количеством обертоновых призвуков. Такая музыка создает одномерное пространство, и её содержательная сторона отражает эту особенность. Электронная же музыка даёт возможность выходить за эти рамки, соприкасаться с другими пространствами, с другими измерениями, рисуя картины бескрайних просторов вселенной, многочисленных процессов в ней.

В сочетании с оркестром электронные звуки обнаруживают существенное тембровое отличие. Такие оригинальные тембры, выбивающиеся из общей массы звучания классического оркестра, являются дополнительным ресурсом в создании оригинальных красок. Они в действительности хороши для изображения иной стороны бытия, другого пространственного измерения, поскольку даже их природа совершенно иная. Композитор организует соотношение электронных звуков со звуками симфонического оркестра так, чтобы сформировалось многомерное пространство, по измерениям которого можно перемещаться, субстанции которого существуют в одновременности и вечном времени, и способны пронизывать одна другую.

В первую часть симфонии «Двери» под названием «Мечта» композитор вводит фрагмент «Звуки Земли» – аудиозапись – проявление так называемой конкретной музыки. На «нитке» выписывается волнистая линия, четко обозначающая начало и конец звучания «Звуков Земли» (они звучат 24 такта). Композитор даёт поясняющую запись: «Электромагнитные волны Земли, записанные из космоса и переведенные в слышимые звуки». «Звуки Земли» постепенно включаются в фактуру в тот момент, когда струнные ещё продолжают своё звучание. Так приоткрывается «дверь» – портал в новое измерение, в космос. Струнные замолкают и остаются только «Звуки Земли», в этот момент мы будто находимся уже в космосе и наблюдаем Землю, наслаждаемся пением прекрасной планеты. Затем струнные вновь подключаются, открывается портал в исходное измерение – пора возвращаться, чтобы продолжить поиск новых «дверей» в другие пространства.

Такой же принцип пространственных переходов наблюдается в пятой части симфонии «Колыбельная-прощание». Вступление синтезатора нарушает безмятежность предшествующего изложения. Фактура становится размашистой – синтезатор вовлекает в круговорот весь оркестр, будто засасывает его в воронку. Синтезатору противостоят струнные и фортепиано, образуя с ним политональные соотношения. Таким образом, образуется два тональных центра, каждый из которых обладает собственным притяжением, и мы будто находимся на границе двух измерений, словно вот-вот провалимся в сон.

Партитура симфонии имеет традиционный вид, что связано с преобладанием акустических инструментов (симфонический оркестр) над электронными звуками, являющимися эпизодическими. В пятой части симфонии композитор нотирует партию синтезатора так же, как обычное фортепиано, расписывая ноты всех аккордов, так как здесь синтезатор используется как тембр, подчиненный общей логике развития симфонической фактуры. Правда никаких пояснений к тому, что это должен быть за синтезатор, и какого качества должен быть звук, композитор не даёт. Здесь не обязательно использование какого-то эксклюзивного звука, достаточно будет подобрать типичный синтезаторный мягкий пролонгированный тембр. Как рассказывал сам композитор, однажды в качестве такого тембра им был подобран просто звук виолончели на синтезаторе, ведь сами синтезаторные звуки уже во многом отличаются от аналогичных звуков настоящих инструментов, к тому же на синтезаторе можно отрегулировать громкость и его звучание будет выделяться на общем фоне.

Владимир Стригоцкий – известный современный композитор Казахстана. В настоящее время он работает в самых разнообразных жанрах и стилях. Им написаны произведения для симфонического, камерного, духового и народного оркестров, произведения для хора, песни, романсы, музыка к спектаклям и кино, балеты, произведения для эстрадно-симфонического оркестра, джазовая музыка, инструментальные пьесы. Однако все его электронные произведения относятся ко второй половине 80-х годов – периоду активного интереса композитора к электронной музыке, его экспериментам с самой разнообразной аппаратурой, имеющейся на тот момент. В своём музыкальном творчестве Владимир Стригоцкий часто обращается к литературе, воплощая в звуке свои впечатления о прочитанном. Эта тенденция проявилась и в электронной музыке.

Сюита «Марс» – электронное сочинение для синтезатора, написанное под впечатлением от научно-фантастического романа Рея Брэдбери «Марсианские хроники». В романе описывается жизнь людей на Марсе, переселившихся туда из-за гибели всего живого на Земле после Третьей Мировой Войны. Сюита состоит из четырех частей, имеющих программные заголовки: 1.Дыхание Марса, 2.Цветы Марса, 3.Ветер Марса, 4.Птицы Марса. В последовательности частей не отражается сюжетная сторона романа, композитор создает картины марсианской природы, навеянные фантастическими описаниями Брэдбери. В целом музыкальные средства типичны для звукоизобразительной музыки подобного плана и сама форма сюиты также традиционна. Но использование электронных звуков демонстрирует фантастичность этих картин, подчеркивая, что это не земные птицы и цветы, а марсианские, что ветер бывает порывистым, как и на Земле, но звучит совершенно иначе, и всё здесь хоть и узнаваемое, но несколько иное – марсианское.

«Преображение» для тромбона и синтезатора написано на библейский сюжет. На синтезаторе выполнена вся фактура, сопровождающая солирующий тромбон. В обоих случаях музыка, исполняемая синтезатором, воспроизводится с записи. Вся её многоплановая фактура, сплетенная из самых разнообразных фантастических электронных звучаний, записывается на синтезаторе потреково, то есть сначала пишется один пласт фактуры, затем на него накладывается второй и так далее. Всё это может проделать один человек, пользуясь техническими возможностями синтезатора.

В последующие годы Владимир Стригоцкий отходит от написания электронной музыки. Для него имеет большое значение сценическое живое исполнение музыки, которое, по мнению композитора, имеет гораздо более сильное эстетическое влияние на слушателя.

Вениамин Грошев – представитель младшего поколения композиторов Казахстана. Он проявил себя как талантливый музыкант, композитор, применяющий в своём творчестве разнообразные современные техники, оригинально преломляющий европейские и казахские музыкальные традиции, имеющий яркий индивидуальный почерк. По признанию самого композитора, его очень привлекает киномузыка с её яркими сопоставлениями, зримой эмоциональностью. И это действительно ощущается в его электронном произведении «Созвездие Альфа-Центавра», созданном с помощью компьютерной программы. Здесь используются самые разнообразные компьютерные звуки и эффекты, хор и фортепиано тоже необычны в тембровом отношении. Их звучание преобразовано в контексте космической идеи произведения, музыка которого рождает красочные ассоциации. Центральный персонаж произведения – ближайшая к Земле звезда Альфа-Центавра, которая загадочно мерцает, пронизывая своим величественным светом густое космическое пространство. По созвездию гуляет космический ветер, внося некоторую тревожность. Видятся блики дальних таинственных звёзд. Пространство наполняется квантовыми импульсами. Мимо проплывают громоздкие тёмные космические объекты. Кажущаяся статичность таит в себе напряжение, большой энергетический потенциал. И вот это волнение прорывается (удары фортепиано) и начинается бурное движение, активные процессы стремительно протекают внутри внешне неподвижной массы. Слушатель будто оказывается в эпицентре галактического круговорота. Постепенно всё стихает, отдаляется от этой суеты. Далекие звезды изредка мигают. Альфа-Центавра величественно пронизывает пространство своим загадочным мерцанием.

Интересна нотная фиксация произведения. В начале партитуры указан состав: 16 синтезаторов (без уточняющих описаний), аудио трек, хор и фортепиано. На нотном стане помимо звуковысотности композитор фиксирует шумовые эффекты, динамические и акустические процессы с помощью условных обозначений и знаков современной нотации. Конечно же, это не руководство к исполнению, а скорее схема-ориентир. На самом же деле все партии – это звуки, воспроизводимые компьютером. Огромная работа, проделанная композитором, почти не отражена в партитуре, поскольку для создания композиции с каждым звуком в компьютерной программе проделываются различные манипуляции, касающиеся настройки его динамики, смены его тембровой окраски во времени, его акустического преобразования, а также работа над формой в целом – настройка баланса между голосами, создание стереоэффектов, эха. В.Грошев проводит тщательную работу над всеми нюансами звуковой ткани, а затем само исполнение поручается компьютеру, аудиозаписи.

Электронная музыка Вениамина Грошева, базируясь на сочетании  ведущих аспектов культуры XXI века – киноэстетики и компьютерных технологий, является ярким проявлением современности.

На наш взгляд, электронная музыка в Казахстане (как, впрочем, и во всём мире) должна иметь большое будущее. В настоящее время явление электронной музыки преобладает в массовых жанрах, но с течением времени и улучшением показателей технического прогресса, гораздо большее число профессиональных композиторов Казахстана включат в свой арсенал электронные звуковые ресурсы. Разнообразие уже имеющихся электронных звуков и эффектов, перспектива их синтезирования открывает безграничные просторы для творчества, создания высокохудожественных музыкальных произведений. Непрерывное совершенствование и пополнение электронного «инструментария», его качественное обогащение предоставляет композиторам широкий ассортимент самых разнообразных музыкальных средств, необычных тембров и их сочетаний, а также возможности в области стереоакустики, визуальных эффектов, способов воспроизведения. Под воздействием электронной эстетики музыкальное искусство значительно расширяет своё содержательное и идейное пространство и сферу своего приложения.

Электронная музыка может вполне успешно передавать национальное своеобразие. Это может проявляться на уровне эстетики, ярким примером чего служит творчество Бахтияра Аманжола; в применении национальных электроинструментов (возможно в скором времени к электродомбре и электрокобызу прибавятся другие электро-этноинструменты); во внесении в электронную музыку казахских интонаций и традиционных форм (например кюевой). Погостив в Казахстане и познакомившись с традиционной музыкой, ди-джей из Германии Рене Брайтбарт резюмировал, что «у Казахстана очень большой потенциал для дальнейшего развития электронной музыки и огромное количество материала в виде национальных мелодий, которые можно использовать в современных треках».

Популярность образов космоса, вселенских процессов, попытка выйти за рамки обыденного средствами электронной музыки, свидетельствует о большом духовном потенциале такого вида музыкального искусства, его свойстве расширять горизонты мышления.

Анна ЕНИКЕЕВА, музыковед, 4 курс КНК им. Курмангазы.

,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *