Интересная, счастливая жизнь (интервью с Полиной Осетинской)

В дни Пятого Левитановского фестиваля после своего выступления с программой «Колыбельные» известная российская пианистка Полина Осетинская любезно согласилась побеседовать с собственным корреспондентом «Новой музыкальной газеты».

— Очередной Левитановский фестиваль завершён. Расскажите, пожалуйста, о своих творческих планах: концертной программе Гендель Чайковский и предстоящих поездках и фестивалях.

Полина Осетинская: До Нового года намечены концерты в Муроме, Владимире, Калуге, Боровске, Вене, Перми. В Москве – выступление на фестивале «Московская осень», а в Петербурге – на фестивале «Лики современного пианизма». Теперь конкретно о программе Гендель – Чайковский. Дело в том, что я очень хотела сыграть русскую программу. Собиралась взять Вторую сонату Сергея Васильевича Рахманинова. Особенно привлекала вторая часть, но все отговаривали: ведь не менее грандиозные первая и третья части требуют колоссальной работы. Потом хотела сыграть только одного Чайковского. Гендель – это заказ Wiener Musikverein (Венская Ассоциация музыки – прим. Ю.Б.). Оказывается, сольного Генделя очень редко играют. Сама я являюсь почитательницей старинного направления, только исключительно в аутентичном исполнении. Это надмирная музыка, божественная.

Полина Осетинская

Первое отделение – Гендель, три сюиты: F-dur, f-moll, B-dur. Это дух, это беседа с Богом. А второе отделение – Чайковский, «Времена года». Это чисто человеческое, это плоть. Можно даже сказать, салонная музыка. Вот именно на контрасте божественного и человеческого построена программа. Тем интереснее. Притяжение противоположностей всегда привлекает.

(Тут в гримёрную зашли знакомые пианистки, чтобы поздравить с выступлением, и она обронила фразу: «А я ведь выстроила сегодняшнюю программу ещё и по тональному плану». Соответственно, прошу развить эту тему дальше.)

Полина Осетинская: Как уже было сказано во вступительном слове на концерте, программу колыбельных я хотела посвятить своим детям. Был такой вариант названия: «Колыбельные для Саши». Саша – моя дочь. Вообще, у нас с мужем трое детей: Анастасия – это дочь мужа от первого брака, Александра и недавно появившийся на свет Антон. Программа колыбельных стала логическим продолжением вчерашнего фестивального дня, посвящённого теме детства. Начало – безмятежность, но потом рамки расширяются, идёт постепенное нагнетание драматизма. Ноктюрн Оттарино Респиги – ХХ век. Потом ХIХ век, романтизм: колыбельные Шопена и Чайковского в обработке Рахманинова. Опять ХХ век – Батагов. И опять возвращение в романтизм – феноменальная колыбельная Листа, выводящая за пределы человеческого мира: музыка звучит, как будто написана сегодня. Она на двести лет опередила своё время. Поэтому эта пьеса так органично прозвучала между пьесами композиторов другого века, переход был незаметен. Дальше был исполнен потусторонний Сильвестров, потом – гениальный Десятников и опять Сильвестров. Завершилась программа возвращением в романтизм – колыбельной Шумана. Получилось такое вот плавание по векам и музыкальным стилям.

— Вы сотрудничали с различными дирижёрами и коллективами. Но что всё-таки больше Вам по душе: сольное исполнение или же выступление с оркестром?

Полина Осетинская: Я очень люблю играть с оркестром. Но тут есть свои нюансы. Когда выступаешь сольно, результат зависит исключительно от тебя самого и ни от кого другого, ты и только ты можешь повлиять в процессе на своё исполнение. А при работе с оркестром возникает зависимость от огромного количества фактов. Во-первых, сам оркестр: одарённость оркестрантов, их профессиональная подготовка, работоспособность, заинтересованность исполняемым произведением, наконец. Во-вторых, личность дирижёра и его цели: то ли он хочет выпятить себя, то ли готов слепо идти за солистом. Играть надо с постоянными партнёрами, равноценными по творческому потенциалу. Очень редко бывают концерты с оркестром, которые были бы идеальны во всех отношениях. Тем более, что перед концертом обычно проводятся одна-две репетиции. Это катастрофически мало. Завидую тем музыкантам, у которых есть возможность репетировать с оркестром в течение двух месяцев, когда уже начинают даже дышать в унисон.

Работа с оркестром сложна и требует огромного терпения. С провинциальными оркестрами дела обстоят совсем худо: часто оркестранты уставшие, изъезженные рутиной, злые, им лишь бы отыграть свою партию. А дирижёр, как правило, старенький, ему бы отработать и идти спать поскорее. Мало хороших дирижёров. И хороших оркестров мало. Моя мечта – сыграть с Берлинским филармоническим оркестром под управлением Саймона Рэттла.

— Есть ли произведение в Вашем репертуаре, которое Вы бы всегда играли на каждом своём концерте, если бы была такая возможность?

Полина Осетинская: Дело в том, что у каждого концерта своя концепция. Я привыкла играть только то, что мне нравится. Да и жизнь свою стараюсь строить так же: она слишком коротка, чтобы тратить её на ненужное. Интересный вопрос, но тогда уже лучше говорить о бисах. В таком случае, это, наверное, Бах-Зилоти – Прелюдия h-moll.

— А как Вы строите свои программы: по зову души или по обстоятельствам?

Полина Осетинская: При выборе программы всегда присутствуют два пункта. Первый: сначала я думаю, что бы мне хотелось сыграть. Второй: когда я определилась, начинаю размышлять, как и чем эти произведения можно объединить. Концепция может быть любой, но она обязательно присутствует. В моих программах всегда есть связность. Например, это могут быть только прелюдии или сюиты, или, как сегодня, колыбельные. Была у меня программа «Учитель и ученик». Человек должен обучаться в процессе всей жизни постоянно.

— Каким видам искусства, помимо музыки, Вы ещё отдаёте предпочтение?

Полина Осетинская: Хорошая архитектура, живопись. Особенно эпохи Возрождения. Поэтому очень люблю Италию: смотришь на совершенный рисунок здания – и в душе что-то происходит. Кстати, если говорить о живописи, то считаю, что представленная на нынешнем фестивале экспозиция Ирины Корсаковой – очень хорошая живопись.

— Высшая философия – это чувствовать себя везде, как дома. Есть ли у Вас географические привязанности?

Полина Осетинская: Да, есть такие места. В частности, обожаю Плёс. С детьми всегда приезжаем. Приезд сюда каждый раз – это радость, это праздник. С Плёсом связаны мои сугубо личные сентиментальные воспоминания. Например, первый зуб у дочки вылез именно здесь. Между прочим, сама идея фестиваля принадлежала моему мужу, журналисту Игорю Порошину: несколько лет назад он приехал делать материал о Плёсе и об Алексее Шевцове, который стал здесь возрождать культурную жизнь. А мой муж подсказал ему тогда, что Плёсу необходима фишка, как в подобных европейских городках, где существуют фестивали с многолетней историей. Ведь каждое такое местечко обладает своим неповторимым обаянием. Здесь просто просилась ещё одна составляющая – музыкальная, помимо живописной природы, запечатлённой Левитаном.

— Что для Вас является лучшим отдыхом?

Полина Осетинская: С детьми: укладывать их спать, быть с ними. Просто заниматься своими детьми.

— Вы бы хотели, чтобы Ваши дети стали музыкантами?

Полина Осетинская: Не знаю. Главное, чтобы они стали хорошими людьми. И я думаю, мои дети найдут в жизни своё призвание. Самое важное, чтобы они всегда прислушивались к себе.

— Если бы можно было выбирать время и эпоху, какую бы Вы предпочли?

Полина Осетинская: Я не против во времена Пушкина, наверное, переместиться. Было бы интересно.

— Расскажите, пожалуйста, о Вашей книге «Прощай, грусть!», вышедшей в 2008 году. Её название   перекликается с романом Франсуазы Саган, не так ли?

Полина Осетинская: Если Саган пишет о начале жизненного пути, о первых разочарованиях, первых столкновениях со взрослой реальностью, то у меня уже был жизненный опыт на момент написания своей книги, и со многим я хотела именно попрощаться навсегда.

— Древние греки считали, что цикады – это превращённые люди, полностью отдавшие себя музыке и не способные уже заниматься земными делами. А как Вы относитесь к эзотерическим учениям?

Полина Осетинская: Смешанно. Многие сейчас ударились в эзотерику, а я как-то отстранённо отношусь к этому. Я религиозна. Эзотерика – довольно широкое понятие. На данную тему я могла бы довольно пространно поговорить, но это вряд ли войдёт в рамки интервью.

— Как бы Вы охарактеризовали свою жизнь одной строкой?

Полина Осетинская: Интересная, счастливая жизнь.

Осетинская автограф

А напоследок пожелание пианистки всем студентам музыкальных учебных заведений: «Дорогие студенты! Желаю вам от всей души самосовершенствоваться и получать от этого удовольствие!» 

Юлия БЕЛОУС, соб. корр. НМГ,

фото: osetinskaya.ru

 

, ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *