Мои впечатления о мастер-классах (о мастер-классах Нины Серёгиной и Тиграна Алиханова)

Когда нам  на одном из студенческих собраний  сообщили о предстоящих мастер-классах, меня, возможно, как и многих студентов, обуяла буря эмоций. С одной стороны – это неподдельный интерес к познанию чего-то нового, с другой же – некоторое смущение. Но это вовсе не оттого, что я боялась показать себя и свою интерпретацию шедевров мировой классики постороннему человеку. Вовсе не поэтому. Меня беспокоило то, что безупречно выученные, на мой взгляд, произведения будут подвергнуты суровой критике. Но, так как времени оставалось мало, пришлось отключить все свои эмоции и сесть заниматься.

Первой в списке мастер-классов была Заслуженная артистка России, профессор Санкт-Петербургской консерватории Нина Серёгина. Она блестяще окончила Московскую консерваторию у профессора Д.А. Башкирова и аспирантуру по классу фортепиано. С 1981 года проводит мастер-классы в России, Литве, США и Корее. Её видео-курсы по произведениям В.А. Моцарта, Л. Бетховена, Ф. Шуберта изданы в Music Library Media. Сольные концерты, а также выступления с симфоническими оркестрами, ансамблями проходят не только в России, но и за рубежом (США, Германия и т.д.).

За день до своего урока  я решила посетить ее мастер-класс, дабы оценить обстановку и подготовить себя морально. На первый взгляд она показалась мне хрупкой и холодной женщиной, отчасти, наверное, из-за  роста, над  которым, в свою очередь, она довольно часто шутила. Но все изменилось, когда она села за соседний рояль рядом со мной. Я до последнего момента не осознавала всю мощь этих небольших рук. Я исполнила ей «Тарантеллу и Неаполитанскую песню» из цикла «Годы странствий» Ференца Листа. Каково было мое удивление, когда она, с не меньшей ловкостью, начала играть все репетиции, октавы дабы показать мне некоторые недостатки моей игры. Обладая замечательной слуховой памятью и тонким чувством стиля композитора, она демонстрировала некое волшебство за инструментом. Вопрос прикосновения к инструменту был наиболее важным. Опробовав несколько приемов toucher, мы выбрали наиболее оптимальный для передачи образа.

Очень помогал метод ассоциативного восприятия. Как маленькому ребенку мне предлагали изображать в музыке (цитирую) «козлиные танцы», «шум падающих жемчужин на паркет» и т.п. Много внимания было уделено звукоизвлечению, окончаниям фраз, к которым следуют относиться с подобающим вниманием,  вокальному началу мелодии.  Всё то, что до банальности так просто. И это действительно помогало. После урока, услышав массу лестных комплиментов о моей персоне, я удалилась в аудиторию, готовиться к следующему мастер-классу.

Наша последующая встреча произошла ровно через неделю. Обстоятельства сложились весьма выигрышно для меня – из-за непогоды слушателей пришло мало, и буквально через час после начала мы остались с ней наедине. И тут же началось самое интересное. Она рассказывала мне о годах учебы в консерватории, о своих не менее известных однокурсниках, одним из которых является Михаил Плетнев. Много времени мы посвятили с ней обсуждению темы выбора репертуара. Самым возмутительным, на ее взгляд, было исполнение так называемых «заштампованных» произведений, таких как: «Аппассионата» Бетховена, нескольких известных и заигранных этюдов Шопена… Затронув тему конкурсов, она буквально разубедила ездить на однотуровые конкурсы, аргументируя это тем, что в нашей профессии как на дуэли – либо умереть с достоинством, встретив сильного соперника, либо заточить себя в мир самовосхваления, не имея на то права.

После занятий с Ниной Серёгиной я сделала вывод – практически все самое важное может сказать нам только нотный текст. Просто нужно научиться правильно его читать и трактовать. Правда, не всегда некоторые нюансы и примечания композитора нужно воспринимать буквально. Предыстория произведения, знание жизни и творчества композитора – вот что является основным отправным пунктом нашей работы.

Вторым моим педагогом был Заслуженный артист РСФСР, Народный артист России — Тигран Алиханов. На этот раз я играла в дуэте со студенткой 4 курса – Асем Калман (скрипка). Исполняли мы «Сонату» А. Хачатуряна. Как же мы переживали! Соната только выучена, еще не «отшлифована», а уже с ней выступать на мастер-классе! Собрав волю в кулак, мы сыграли. Тишина. С неподдельным страхом я смотрю Тиграна Абрамовича. И тут он начинает говорить:

― Я не настолько стар как динозавр, но  все же, я застал и самого композитора и первых исполнителей в самом рассвете лет. Я помню даже первое исполнение этой сонаты! Это был 19… неважно! Это были 50-е! Когда за исполнение того же самого Стравинского могли исключить! А тут Арам Хачатурян пишет сонату в джазовом стиле! Вы можете представить, какой это был фурор в музыке?.. (и после продолжительной паузы) Ну и что же я могу сказать? Ваша интерпретация меня убедила. Вы в правильном русле. Удачи Вам.

На этом наш 15-ти минутный мастер-класс был закончен. Никто из педагогов, даже мы сами не ожидали такого. Значит, мы зацепили чем-то! Значит, есть в наших педагогах тот запал, который они передают нам.

Наверное, самое главное, что можно усвоить  на таких мастер-классах – это то, что нельзя останавливаться. Никогда. Наша профессия не стоит на месте в своем развитии. Нужно самосовершенствоваться, больше читать, слушать. Слушать лучших. Стремиться к лучшим. Быть лучшим.

Марина АЛТУХОВА, 3 курс, фортепиано

, ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *