Роль преподавателя ДМШ на современном этапе

Выбор именно данной темы для выступления на педсовете стал закономерным следствием осмысления той работы, которую мы пытаемся осуществить, т.е. переход от традиционного к инновационному. Музыкальные школы накопили богатый практический опыт по воспитанию и обучению детей. Немаловажную роль в этом процессе призваны сыграть педагоги всех звеньев музыкального образования, от которых, как и от всех учителей требуется более широко применять различные формы и методы, технические средства обучения и воспитания, тесную связь семьи, школы и общественности.

Одной из таких наиболее насущных проблем является проблема многогранности деятельности современного – т.е. отвечающего требованиям эпохи, требованиям ХХІ века – преподавателя ДМШ. А многообразность и многоаспектность означают многообразие выполняемых им ролей.

Почему сегодня для нас всех, для меня лично, как заведующей учебной частью школы, стало важным осмыслить эту многогранность, это многообразие ролей, которые в своей деятельности осуществляет преподаватель. Наверное, не будет излишним здесь и сегодня еще раз подтвердить, что именно трудом преподавательского состава – конечно в совместной деятельности с учащимися могут быть созданы результаты, потому что по совести говоря, расширять кругозор будущего исполнителя – святая обязанность педагога по специальности. Во всяком случае, так принято считать.

А чему же порой он учит? Играй на инструменте, а остальное тебе не нужно! Исходя из практики, в нашей работе мы сталкиваемся с такой проблемой – как плохая посещаемость учащимися музыкально-теоретических предметов. Кстати, вы догадались, кто будет в ответе за то, что они, подобно прусскому королю Фридриху, любят не музыку, а свой инструмент?

А ведь были в нашей стране люди, которые понимали, зачем нужен предмет «музыкальная литература»! Назовём, к примеру профессора Московской консерватории Генриха Густавовича Нейгауза. Замечательный пианист, великий учитель, воспитавший С.Рихтера, Э.Гилельса, П.Гутмана, А.Слободяника, З.Игнатьеву и еще целую плеяду выдающихся музыкантов-исполнителей и первоклассных педагогов. На первой же странице своей книги, кстати, совсем не о проблемах музыкального воспитания, а «об искусстве фортепианной игры» он пишет: «Прежде чем начать учиться на каком-либо инструменте, обучающийся – будь то ребенок, отрок или взрослый – должен уже духовно владеть какой-то музыкой: «так сказать, хранить ее в своем уме, носить в своей душе и слышать своим ухом». И еще, широкое ознакомление с музыкой – самое верное средство для быстрейшего развития таланта, не говоря уже о том, что это долг, обязанность хорошего музыканта».

Итак, место нашего предмета совсем не на задворках музыкального образования, а у его порога. Но занять это должное место он сможет только при соответствующих условиях. Первое из них – четкая направленность самой системы образования. В настоящее время, когда нас отнесли к дополнительному образованию, конечно и критерии качества обучения должны быть принципиально иные: минимализация отсева учащихся и расширение круга слушателей «серьезной музыки». Отрадно в этом случае отметить ряд наших преподавателей, которые занимаются пропагандой «серьезной музыки», не только в стенах нашей школы, а в масштабе города и за ее пределами.

Естественно, что достижения этих целей следует возлагать не на одних преподавателей музыкально-теоретических дисциплин, а на школу в целом. По существу, главная цель общего и профессионального образования одна – научить слушать музыку. Вопрос в том, как это понимать. Пока отметим, что слушание или даже желание слушать не всегда означает слышание. К этому можно добавить, что умение слышать музыку не всегда вызывает желание ее слушать. Если в симфоническом концерте участвует солист (а играет он обычно в І-отделении), то после антракта число слушателей сокращается примерно на треть. О чем говорит? Да, о том, что скрипачи приходили слушать скрипача, или флейтисты – флейтиста, т.е. свой инструмент, а не музыку, как таковую.

Вполне возможно, что школа не воспитала в них, казалось бы необходимой для музыканта потребности в слушании музыки. Очевидно, что именно сочетание желания слушать и умение слышать музыку должно быть конечной целью музыкального образования специального, в особенности, общего.

Музыкально – теоретические предметы призваны продвигать наших учащихся к нам. Музыкальная литература – предмет, занятия которые, наряду со специальностью и сольфеджио, проходят в ДМШ в течении периода обучения. Напомню, что предмет «музыкальная литература» достояние исключительно отечественной системы музыкального образования. Его содержание было разработано выдающимся историком музыки, профессором Московской консерватории Валентином Эдуардовичем Ферманом (1896-1948) на рубеже 1930-40-х годов. Идея ученого заключалась в том, чтобы предварить и, одновременно, сопроводить изучение истории музыки таким предметом, который обеспечил бы знание прежде всего – именно музыки.

Научить слушать и слышать музыку – не только важнее научить красиво говорить о ней, но и гораздо труднее. Проблема заключается в том, что возможность «хранить музыку в уме» зависит от ряда условий, одним из которых оказывается музыкальная память свойство, конечно, природное, но способное к развитию при определенной тренировке. Все вы знакомы с трудом Д.Кирнарской, ею проводилось исследование о слушателях «в целом музыкальных, способных включиться в круг почитателей музыкального искусства », говорится, что их среди немузыкантов без опыта музицирования оказывается 45 %. Поскольку сегодня почти во все музыкальные школы принимают всех желающих, нам придется признать, что половину наших питомцев мы мало чему сможем научить, но все же эти занятия со временем принесут пользу, хотя бы даже в части формирования навыка самостоятельной умственной деятельности.

Еще одно важное условие успешного обучения нашим предметам – умение видеть в детях будущих активных слушателей независимо от того, станут они профессиональными музыкантами или нет. Возможно, среди наших воспитанников находятся потенциальные драматурги, режиссеры, художники, актеры и т.д. Для людей с такими призваниями особенно важна та внутренняя работа, которую называют «душевно-духовным настроем», «душевно-духовным деланием».

Воспитание такой, проникающей и всеохватной музыкальности – одна из сверхзадач преподавателей ДМШ. Отсюда следует, что школа является не только школой, где учат предметам, но и школой жизни, т.е. роль преподавателя должна быть нацелена на формирование музыкально-эстетической позиции ученика, его художественного вкуса, иными словами – способность воспринимать и ценить красоту музыки.

 

Использованная литература:

  1. Коган Г.О. О работе музыканта-педагога. Сб. Вопросы музыкальной педагогики, №1-М-1979.
  2. Крюкова В. Музыкальная педагогика. 200г.
  3. Крюкова В. Некоторые аспекты педагогики, методики и психологии в деятельности преподавательской музыкальной школы.
  4. Бабанский Р.К. «Выбор методов обучения в средней школе». М., Педагогика, 1981 г.
  5. Мелик Пашаева А.А. Педагогика, искусства и творческой способности. – м., 1981г.
  6. Тарасов Г.С. «Педагогика в системе музыкального образования». – М, 1986г.

 

Халила АЛЬМУСИНА,
Преподаватель музыкально-теоретических предметов
КГКП ДМШ №1 г.Караганды

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *