Романтичный экспрессионизм

7 апреля в Большом зале Московской государственной консерватории состоялся заключительный концерт абонемента «Петербург и Вена»  Большого симфонического оркестра им. П. И.Чайковского.

Франц Шуберт и Альбан Берг. Оба они родились в конце столетий, первый — восемнадцатого, второй — девятнадцатого. У одного была стремительная недолгая жизнь, у другого — длиннее, но не менее насыщенная. Наступление нового века всегда требует изменений во всём. Музыка — исторически неизбежный саундтрек общественного сознания. И Шуберт, и Берг были новаторами каждый на своём отрезке хронологической ленты.

Теперь вернёмся в наш ХХI век, когда эти фамилии чётко ассоциируются с определёнными направлениями. И если от перестановки мест слагаемых в математике сумма не меняется, то восприятие музыки от перестановки произведений в программе концерта двух композиторов разных мировоззрений существенно влияет на восприятие слушателей. Возможно, поэтому Концерт для скрипки с оркестром Альбана Берга в исполнении Никиты Борисоглебского, в «послужном» списке которого премии конкурса им. П. И. Чайковского и победа на конкурсе королевы Елизаветы в Брюсселе, прозвучал романтически-лирично. Но вот  Большая симфония C-dur Франца Шуберта во втором отделении потеряла всю тонкость, будто бы прорывалась — пусть и эпизодично — витавшая в воздухе экспрессия Нововенской  школы… За дирижёрским пультом БСО стоял Гюнтер Нойхольд, авторитетный музыкант, но всё-таки его трактовку можно назвать весьма спорной в темповом отношении. Например, задумчивое Andante con moto как-то теряет свою философскую лиричность, когда превращается в нервное Allegretto…

Никита Борисоглебский

Никита Борисоглебский

Скрипичный концерт Берга и Симфонию № 9 Шуберта роднит не только национальная принадлежность их авторов. Оба эти произведения — заключительный аккорд в жизни их создателей. Творчество — знак ферматы над последним ударом сердца: дальше звучит музыка. Симфонию исполнил спустя почти 11 лет Феликс Мендельсон после смерти Шуберта, а Концерт для скрипки Берга имеет авторское посвящение – «Dem Andenken eines Engels» («Памяти ангела»). «Ангел» — ушедшая из жизни 18-летняя Манон Гропиус, дочь вдовы Густава Малера. Но сам своего произведения композитор так и не услышал. Впервые его исполнил Луи Краснер (собственно, он был заказчиком этого скрипичного концерта) с оркестром под управлением Антона Веберна вскоре после смерти Берга, который умер в канун 24 декабря 1935 года от сепсиса.

Стоит отметить, что в Советском Союзе музыка Берга не приветствовалась, но Борис Асафьев писал восторженно о нём: «…Я не знаю иной современной оперы, которая сильнее, чем „Воццек“, подкрепила бы социальное предназначение музыки как непосредственного языка чувств, особенно при таком изумительном сюжете, как драма Бюхнера, и при таком умном и проницательном охвате сюжета музыкой, как это удалось сделать Бергу».

Асафьев и Берг были знакомы лично, переписывались. «Мой дражайший господин профессор, вы даже не представляете, как порадовало меня ваше дорогое письмо», «Мой дорогой уважаемый господин профессор, ваше письмо опять меня колоссально порадовало», — так часто начинались письма австрийского композитора советскому музыковеду в 1929 году (РГАЛИ, фонд 2658, опись 1, № 492; перевод с немецкого Ю.Белоус).

Борис Асафьев, как известно, писал и о Шуберте. И наверняка его бы тоже несколько удивил романтический экспрессионизм (или экспрессивный романтизм?), которым запомнились Концерт для скрипки  с оркестром Берга и Симфония № 9 Шуберта в трактовке Гюнтера Нойхольда.

Юлия БЕЛОУС,соб. корр. НМГ

Фото Элеоноры Оробинской

,
Один комментарий на “Романтичный экспрессионизм
  1. Очень интересный отзыв , оригинально переплетающий личное восприятие начинающего музыковеда с точностью хронологических фактов , что насыщает статью особым содержанием и некоторым шармом расставленных символических акцентов в прочтении всей программы концерта…….

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *