Второе дыхание прима-кобыза

В Казахской национальной консерватории имени Курмангазы прошёл концерт новой музыки для кобыза-примы. Программа была представлена известным казахстанским композитором Бахтияром Аманжолом и его супругой, прима-кобызисткой, мультиинструменталистом, композитором-импровизатором Гульжан Аманжол. В концерте прозвучали произведения авторов концерта и их единомышленнико⠘– Гульданы Абдрахман, Бахыткуль Кульсеитовой и Лауры Ахметовой, а также были представлены обработки народных и авторских песен и кюев. В качестве исполнителей выступили как авторы Б. и Г. Аманжол, Г.Абдрахман и известная кобызистка Ляйля Тажибаева, так и студенты и недавние выпускники Тоғжан Өскенбай, Василий Астафьев,  Боранбай Калибаев, Жанна Тышканова. Один из номеров включал также танец в исполнении  Асель Абакаевой и Олега Пака.

Каждая эпоха представляет собой новый виток эволюции, который развивается в двух направлениях – по заданному временем вектору и неизбежно обращается в прошлое, черпая опыт и мудрость в минувших столетиях. Современность нашла для себя светлую даль в виде уголка нетронутой природы, представленной мало исследованными и оттого особенно заманчивыми этническими элементами. Поэтому в мире не иссякает интерес к наследию тюркской культуры. Почти все современные авангардные композиторы, находясь в поиске нового звучания, обращаются к народным истокам. Такова новая эстетика тембра, представленная в казахской музыке инструментами кыл-кобызом, шан-кобызом и сыбызгы. В родственных традициях это явление связано с культурой горлового пения.

Эта тенденция связана не только с поиском новых выразительных средств, а в значительной степени с переосмыслением картины мира, пониманием природы как пути духовного познания, обращения к Тенгрианству, заключающимся в полном единении человека с мирозданием или даже просто способности применить миропонимания древности к современному миру. Представление человека об окружающем звуковом пространстве постоянно эволюционирует – от темперированной высоты тона до имитирования звучания индустриальной действительности, поиск новых тембров сегодня продвинулся вглубь – от классических европейских инструментов и применения новых современных электронных средств до архаичных инструментов Азии, Африки.

Казахский кыл-кобыз как и его аналоги в других традициях – арабский ребаб, венгерский кобоз, черкесский кобыз отличаются богатыми обертоновыми призвуками. Густой, насыщенный звук кыл-кобыза привлекал к себе интерес во все времена: будучи ритуальным и языческим инструментом, он впервые использовался вне шаманского камлания Дукенулы Ыхласом. А в 40-50х годах прошлого века был реконструирован А.К.Жубановым в новую, предназначенную для оркестра, разновидность – прима-кобыз. Появление новой модифицированной версии инструмента было напрямую связано с проблемой образования казахских музыкантов, но шло вразрез с исконной традицией музицирования, подразумевавшей сольное и в достаточной мере импровизационное исполнение. Репертуар, специально предназначенный для кобыза-примы, невелик и его основу до настоящего времени составляют скрипичные произведения.

Б.Аманжол и Г.Аманжол. Музыка для кобыза-примы

Свое видение развития прима-кобыза предлагают композитор и музыковед Бахтияр Аманжол и известная кобызистка Гульжан Аманжол, подготовившие к печати сборник новых произведений для кобыза-примы. Авторы представляют разные пути развития инструмента: несмотря на скрипичную модификацию и замену жильных струны на стальные, в нем заложена традиционная кобызовая природа. В сборник входят не только произведения Б.Аманжола и Г.Аманжол, но и сочинения учеников Б.Аманжола разных лет. Они недавно были представлены публике на концерте «Новая музыка для кобыза-примы». В программу вечера вошли отдельные образцы сборника, демонстрирующие возможности инструмента. В их числе – сочинения импровизационного характера, обработки известных фрагментов казахских опер, народных песен, домбровых кюев и кюев для кыл-кобыза, а также произведения соло и циклы детских пьес. Последние включены с целью вызвать интерес к инструменту в младшем звене музыкальной подготовки. В концерте участвовали студенты Алматинского Государственного колледжа имени П.И.Чайковского. Тоғжан Өскенбай (кобыз-прима) и Василий Астафьев (фортепиано), с юношеским задором откатав обработку популярнейшего фрагмента «Би» из оперы Мукана Тулебаева «Биржан – Сара». Сегодняшняя воспитанница Б.Аманжола, Гульдана Абдрахман, выступила как автор и исполнитель партии фортепиано в «Поэме», сочинении, выдержанном в лирическом ключе, а партию кобыза исполнилаТоғжан Өскенбай.

Представительницей скрипичной трактовки на сцене предстала Ляйля Тажибаева, старший преподаватель КНК им. Курмангазы и лауреат международных конкурсов. Известная своим талантом кобызистка, создатель, идейный вдохновитель и художественный руководитель коллектива «Iнжу-Маржан», Ляйля – одна из ярких представителей той волны музыкантов, что отстаивают неповторимость инструмента и стремятся привлечь к нему внимание молодежи. Ее репертуар впечатляюще разнообразен – от обработок «Битлз» до ирландских кантри. Неутомимый экспериментатор и лауреат конкурса-фестиваля в Калифорнии исполнила кюй «Ақсақ қой» из цикла для разных казахских инструментов Лауры Ахметовой, написанного ею во время учебы в специализированной музыкальной школы имени Куляш Байсеитовой. Первоначально кюй предназначался для кыл кобыза и сопровождался небольшим рассказиком Зрители услышали тот же авторский текст, но музыка прозвучала уже на прима-кобызе в обработке Г.Аманжол. Совместно с Б. Аманжолом, Л.Тажибаева сыграла вокальную партию широко известной народной песни «Бір бала» и кюй Курмангазы «Адай», обработка которого, по словам автора переложения и исполнителя партии фортепиано, была написана по событиям в 2011 года в Жанаозене.

Гульжан Аманжол трактует прима-кобыз в традиционном ключе, что ничуть не случайно. Родной дед лауреата республиканских конкурсов был жырау, сочинителем эпосов. Даже будучи единственным выжившим, сильно обгорев в танке во время войны, он научился играть уцелевшими от пальцев фалангами на разных инструментах. В своих эпосах сказитель нашего времени разворачивал повествование о тяжелом времени войны и погибших товарищах. Г.Аманжол также владеет разными инструментами, в их числе домбыра, жетыген, фортепиано, и выступает как композитор-импровизатор. Талантливая кобызистка участвовала в международных проектах, таких как концерт «Импровизация на бутылках» (2002), этномузыковедческая конференция “Music of the Turkic speaking world (2006) и представляет персональные выставки художественных работ. А в марте 2006 года с работами разносторонней личности познакомились жители столицы «туманного Альбиона» на workshop’е, а также на концерте традиционной и современной казахской музыки в «291 Gallery».

Б.Аманжол и Г.Аманжол. Музыка для кобыза-примы

Из исполненных Гульжан Аманжол произведений, авторский кюй «Шұғыла» самое медитативное, сложное сочинение, насыщенное современными способами извлечения звука. Здесь органично сочетаются шумовые призвуки, игра в нетемперированных интонациях, колеблющихся до четверти тона, сульпонтичелло и импровизационность. Выбранный автором для исполнения инструмент сконструирован с использованием кожи в верхней деке, что приближает тембр к эстетике казахского звука. Кюй «Шұғыла» («Сверкающий») можно отнести к музыкальной форме медитирования, своеобразной нише в современной музыке, из года в год набирающей популярность.

Великолепный образец современной казахской лирики представляет собой романс «Анама», написанный в 1997 году на стихи Магжана Жумабаева и посвященный деду Бахтияра Аманжола – Садыку Аманжолову, также как и Магжан Жумабаев, алашординцу, члену алашординского правительства. Студент третьего курса Казахской национальной консерватории имени Курмангазы, Боранбай Калибаев проникновенно провел вокальную партию, искусно обрамленную фортепианными пассажами и пронзительными, лирическими возгласами прима-кобыза.

Гульжан Аманжол. Степь

Гульжан Аманжол. Степь

Настоящим «гвоздем программы» стала свободная обработка кюя Махамбета батыра и участника военных действий. «Жайық асу». Приглашенные гости – Асель Абакаева и Олег Пак предстали олицетворением Черного и Белого в хореографической постановке. Образ перехода через реку, вероятно, был не только метафорой опасного момента во время битвы, но и философии смысла жизни. Автор транскрипции, Бахтияр Аманжол принял участие в финале сценического действа, когда два равноправных, но противоположных жизненных начала «преклоняются перед Создателем и выпивают воду из одной реки». За этим угадывается некий нравственный урок о том, как трагические события могут послужить началом светлого конечного исхода. Борьба добра и зла – это закономерность бесконечного развития жизни, точно также как и другая фундаментальная тема, волнующая людей на протяжении всего их существования – тема любви и тема смерти. Недаром название представленного сборника носит аналогичное наименование.

Так сумеет ли прима-кобыз выразить собой те корни традиции, которые несла тенгрианская культура? На этом пути инструмент может оказаться важной точкой в музыкальной жизни Казахстана, возможно, благодаря современному облику и ответу мировой тенденции увлечения этникой. Здесь решается судьба прима-кобыза, ключи к разгадке которой могут находиться в трактовке, в новом репертуаре, благодаря которому инструмент может сполна себя проявить. Будет ли прима-кобыз повторять судьбу скрипки, ведь он уже однажды пылился на оркестровых задворках? Станет ли и далее нести на себе клеймо «суррогата» и «искусственного подобия»? Жизнь всегда дает второй шанс, так возможно со стороны композиторов и исполнителей грядет переосмысление ценностей и вложение новых смыслов в историческую эволюцию. «Искусство должно быть свободно», как говорил русский мыслитель Н. Бердяев. – «Но свобода не есть пустота, а свободное искусство вырастает из духовной глубины человека». Так, технические новшества могут не страшить переменами, если за их оболочкой будет одухотворенное содержание, которое как раз, возможно и подарит прима-кобызу то самое «второе дыхание».

Ярослава КРЕМЕНЦОВА, музыковед

Информация подчерпнута из статьи «Об ареале распространения музыкальной традиции Тенгри» и со слов её автора, Бахтияра Аманжола – вдохновителя на поиски скрытого смысла во всей многомерности музыкального искусства.

,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *