Юбилей на шести струнах

Все по-разному отмечают дни рождения. Но юбилеи композиторов проходят всегда неординарно. 28 февраля по инициативе клуба почитателей классической музыки «Орфей» в честь 60-летия известного композитора и гитариста Никиты Арнольдовича Кошкина концертный зал московского Центрального дома литераторов превратился на два часа в фееричное торжество пассажей и флажолетов.

Вообще все гитарные фестивали и конкурсы обычно отличает особая камерная атмосфера. Публика на них, что называется, «своя». На воскресном концерте порадовало большое количество детей в зале.

Ася Селютина

                        Ася Селютина

Вся программа полностью состояла из сочинений юбиляра, который сам выступил в роли конферансье и объявлял исполнителей, очень интересно рассказывая краткую предысторию каждого проиведения. Гитаристы, выходившие на сцену, известны не только знатокам, но и широкому кругу слушателей. Каждый из них неоднократно становился лауреатом престижных гитарных конкурсов. Ася Селютина исполнила Мелодию и Галоп из сюиты «Эльфы», прелюдию и фугу A-dur из цикла «24 прелюдии и фуги для гитары соло» (они посвящены ей) и знаменитый «Ашер-вальс», который имеет подзаголовок «После прочтения новеллы Эдгара По». Имеется в виду рассказ «Падение дома Ашеров» («The Fall of the House of Usher»). Эпиграфом к нему писатель выбрал строчки из стихотворения Пьера Жана Беранже: «Его сердце — воздушная лютня, / Прикоснись — и она зазвучит» (перевод Константина Больмонта).

Артём Дервоед погрузил слушателей в мир детства своим исполнением пяти пьес из программной сюиты «Игрушки принца» (цикл вошёл в дебютный компакт-диск музыканта). Это сочинение впервые было исполнено в Большом зале Radio France чешским гитаристом Владимиром Микулкой в 1980 году. Также прозвучало L`istesso tempo для виолончели и гитары (Артём Дервоед и Фёдор Амосов).

Артём Дервоед и Фёдор Амосов

                                                       Артём Дервоед и Фёдор Амосов

Выступили и иностранные гости. Француз Габриэль Бианко, извинившись перед публикой за незнание русского языка, перед тем как исполнить финал Первой сонаты и «Гитару», сказал, что «Никита Кошкин — великий композитор, и это потрясающе, что я сегодня могу его здесь поздравить со сцены». А Мари Мянтиля из Финляндии заворожила хрустальным звучанием своей десятиструнной гитары (пьеса «Орфей»).

Габриэль Бианко

                                                                     Габриэль Бианко

Предыстория у «Орфея» следующая, — объяснил сам композитор. — Однажды на одном из фестивалей я столкнулся с боснийским гитаристом и лютнистом Эдином Карамазовым. И он обратился ко мне с предложением написать развёрнутое произведение для архилютни с добавочными басами, а это уже все 13 струн. Я тогда очень увлёкся этой идеей. Вот так и появился «Орфей». Карамазов её выучил, исполнил и записал. Но когда другие гитаристы тоже стали её исполнять, возникли некоторые вопросы. Для 13-струнной гитары переложения даже не требуется, но Мари Мянтиля — исполнительница на Decacorde, 10-струнной гитаре. Так как я сам играл на таком инструменте, то сделал специально для неё переложение, и она его тоже записала. Пьеса, можно сказать, обрела вторую жизнь.

Мари Мянтиля

                         Мари Мянтиля

Но самым главным событием вечера стала, безусловно, мировая премьера Второй сонаты. Её в качестве музыкального подарка преподнёс юбиляру и публике уже хорошо известный читателям НМГ Ровшан Мамедкулиев, ныне доцент кафедры классической гитары Государственной классической академии имени Маймонида .

После выступления автор сонаты не смог сдержать эмоций:

Просто ураганное исполнение! Я счастлив, что такой музыкант, как Ровшан Мамедкулиев, заиграл мою музыку. Это был заказ одного греческого гитариста. Но, к сожалению, уровень его исполнительского мастерства не дотянул до уровня сочинения, хотя он даже сделал запись, которая меня совсем не порадовала. И когда настоящий музыкант взялся за это же сочинение, оно совершенно по-другому зазвучало. Плюс меня ещё окрылил успех моей Первой сонаты, которую, как я думал, вообще никто не будет играть. Но вышло наоборот. Я старался сделать Вторую совсем не похожей на неё, то есть полностью отказался от лейтмотивов и сделал тематический материал более выпуклым.

Ровшан Мамедкулиев

                     Ровшан Мамедкулиев

В общей сложности, трёхчастная соната длится примерно 18 минут. Музыкальный язык затейлив: гротеск в сочетании с лирическими эпизодами — не самое банальное сочетание, надо отметить. Гениальность третьей части… в паузах. Пассажи, как перебежки по минному полю фантазии. Свежая, наполненная энергией, она напоминает фантастическую пружину, которая долго сжималась в первых двух частях и наконец освободилась.

Никита Кошкин в кратком интервью для НМГ тоже это подчеркнул:

— Если в классических сонатах смысловым центром обычно является первая часть, то в моей он сместился в третью. Она является узловой и делает весь цикл необычным.

Ровшан Мамедкулиев, даже уже став доцентом, так же застенчив и требователен к себе, как и раньше:

Конечно, я не вполне доволен своим сегодняшним исполнением: такую музыку нужно бы подольше поучить, разволновался. Первый раз играл Вторую сонату на сцене. Дело в том, что я интересуюсь авангардом, и соната уже вошла в записанный мной в Канаде диск. Но студийное исполнение в корне отличается от сценического, как известно. Вообще сначала её играл мой студент. Произведение привлекло внимание тем, что необычно. Написано настоящим композитором. Драматургия настолько интересно выстроена, что самому захотелось сыграть.

IMG_0305

                                                                        Никита Арнольдович Кошкин

В качестве послесловия юбиляр отвечал на вопросы слушателей. Очень активно задавали вопросы дети и молодёжь, что не может не порадовать. И на протяжении всего вечера не покидало ощущение уюта: здесь действительно были рады разделить с гостями радость творчества.

Юлия БЕЛОУС, соб. корр. НМГ, г. Москва

Фото Романа Рахматуллина

, , , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *