«Желаю хранить духовность» (интервью с А.Соколовым)

Новый учебный год приносит очередные сюрпризы: новые мероприятия, концерты, встречи, торжества… Сегодня мы расскажем об одном событии, выделяющемся своей значимостью. В рамках программы мастер-классов зарубежных специалистов, проводимой министерством образования Республики Казахстан, по инициативе ректора Казахской национальной консерватории имени Курмангазы Жании Яхияевны Аубакировой был приглашён ректор Московской государственной консерватории им. П.И. Чайковского, Заслуженный деятель искусств Российской Федерации, доктор искусствоведения, профессор Александр Сергеевич Соколов.

Основная сфера научных интересов Соколова-музыковеда — современная музыкальная культура и проблемы анализа музыки XX века. Этой тематике посвящено свыше пятидесяти научных работ, в которых освещаются новые аспекты взаимосвязей музыки с философией и эстетикой, психологией и семиотикой, с музыкальной акустикой.

На мастер-классах, прошедших в Казахской национальной консерватории с 8 по 13 октября, были затроныты такие темы, как «Наш прошлый XX век. Пассионарные столетия в музыкальной культуре», «Полюса и векторы музыкальной культуры XX века. Ratio и Sensus», «Пространство как категория музыкальной культуры. Диагональ фактуры», «Микроформы в творчестве композиторов XX века», «Векторная композиция», «Индивидуальный синтаксис».

А.Соколов с педагогами и студентами КНК им.Курмангазы

А.Соколов с педагогами и студентами КНК им.Курмангазы

Во время мастер-классов нам удалось побеседовать с Александром Сергеевичем.

Корр.: Александр Сергеевич, каковы Ваши впечатления от пребывания в Казахстане?

– Я уже в третий раз в Алматы. 25 лет назад, в 1987 и 1988 годах, во время моего первого визита сюда, я был председателем Государственной комиссии, принимал выпускные экзамены у музыковедов и композиторов. Я хорошо помню консерваторию тех лет, с тех времён у меня осталось очень много знакомых в Казахстане. В 90-е годы из-за экономических и политических трудностей, мы на какое-то время теряли связь. Сейчас утраченные связи восстанавливаются, очевидна взаимная заинтересованность. Мастер-классы, которые проводятся в Казахской консерватории – явное тому подтверждение.

Нынешние наши взаимоотношения основываются не на случайных контактах, а на систематической работе. Я с удовольствием встретил здесь зарубежных коллег, в Алматы побывали мои хорошие знакомые из Московской и Санкт-петербургской консерватории. Спектр вопросов, которые обсуждались на этих мастер-классах очень широк – это и вопросы практики и методики музыкального образования, и обзорные культурологические вопросы, и отдельные теоретические и исторические проблемы. Мастер-классы – это уже не просто тенденция, а хорошая традиция, укоренившиеся в Алматинской консерватории, явное достижение в музыкальном образовании.

Корр.: На Ваш взгляд, как изменилась наша консерватория со времени Вашего предыдущего визита?

– Изменения, конечно, огромные. Это в первую очередь связано со сменой поколения. Когда приходит молодежь, она привносит новые идеи и новые возможности, это естественно. В то же время, очень важна преемственность. Это наблюдается не только в Казахской консерватории, но и в любом другом творческом заведении. Поэтому, вот эти мастер-классы – прекрасная возможность получить информацию из первых рук, понять наше время. Все мои лекции были связаны с XX веком, что безусловно необходимо и музыковедам, и композиторам, и исполнителям, которым в любом случае им придется иметь дело с современной музыкой и хорошо в ней разбираться.

Корр.: А остальные века в музыкальной истории имеют значение?

– Ну, конечно. Более всего важна ведущая линия из прошлого в будущее, потому что, каким будет будущее мы еще незнаем. А вот каким было прошлое, надо знать. Тогда возникает серьезное отношение к профессии. И слушателя тоже надо готовить, а иначе он будет обделен большим количеством невоспринятой информации.

Корр.: Кого на Ваших лекциях было больше: педагогов или студентов?

– Были не только музыковеды и композиторы, но и исполнители, в том числе и «народники». Особую заинтересованность проявили педагоги, потому что они тем самым вносят какие-то дополнительные штрихи в собственную практику в преподавании таких курсов, как гармония, анализ, полифония.

педагоги кафедр музыковедения и композиции с А.Соколовым

педагоги кафедр музыковедения и композиции с А.Соколовым

Корр.: Скажите, как ректор Московской консерватории как Вы относитесь к четырёхгодичному учебному процессу?

– У нас его нет. Мы отказались от сокращения консерваторского курса, и эту позицию занимали изначально. В нашем законе об образовании, который сейчас уже проходит в Государственную думу, подтверждается право в таких вузах, как Московская Государственная консерватория сохранить специалитет, то есть прежнюю форму пятилетнего образования. Двухуровневое образование (бакалавр и магистратура) вводится в тех сферах, в которых мы эксперементируем, и собственно, не рискуем потерять фундамент нашего образования.

Корр.: Какие это специальности?

– Такие как, музыкальная журналистика, музыкальный менеджмент, музыкальная психология, то есть те дисциплины, в которых консерватория сама делает первые шаги. Естественно, вполне возможно делать какие-то нововведения.

Корр.: Насколько я знаю, на специальность музыкальная журналистика поступают в основном музыковеды?

– Ну, не только музыковеды, но и музыканты других профессий тоже могут поступать. Если человек умеет писать, и если ему интересна эта сфера, то любой музыкальный опыт будет для него достаточным, чтобы осилить данную дисциплину.

Корр.: У граждан Казахстана есть какойто шанс поступить на бюджетное место?

– У нас есть межгосударственное соглашение, предоставляющее такую возможность. Поэтому, когда мы получаем из Министерства культуры соответствующую просьбу рассмотреть ту или иную кандидатуру, то мы готовы принять студента при одном единственном условии: если это будет профессионально соответствующий нашим требованиям человек. Поэтому, если он проходит приемные экзамены благополучно, он учится бесплатно.

Корр.: Проводятся ли в консерватории какието олимпиады или конкурсы, в частности, городские, областные и другого рода?

– Помимо таких внутриконсерваторских событий, как разного рода конкурсы, олимпиады и конференции, которых у нас очень много, в самой консерватории функционирует пять международных конкурсов. Международный статус конкурсам придаёт участие конкурсантов и членов жюри из разных стран. Всеми организационными вопросами (визовая поддержка, проезд, гостиницы и многое другое) занимается консерватория.

Вот допустим, среди значительных событий у нас проходит органный конкурс, носящий имя Гедике – одного из основоположников московской органной школы. Конкурс молодых композиторов, клавесинистов – единственный конкурс в России для этого редкого инструмента. Также конкурс камерных ансамблей, духовых инструментов.

Корр.: А проходят ли у вас конкурсы вокалистов или дирижеров?

– Такого рода конкурсы проходят на внутриконсерваторском уровне. Но, есть и такие конкурсы, где консерватория принимает участие как соучредитель. Я имею в виду, прежде всего, международный конкурс имени Глинки. Финал этого конкурса всегда проходит в Большом зале консерватории, и конечно в жюри всегда представлена наша элитная профессура. Есть такие международные конкурсы пианистов, как имени Скрябина и Рахманинова, где мы принимаем самое деятельное участие. Для заключительного тура мы предоставляем свой оркестр – это уже профессиональный оркестр, где работают наши выпускники. Он гастролирует как за рубежом, так и внутри России. У него своя собственная концертная судьба, но он родился в консерватории.

Корр.: Александр Сергеевич, охарктеризуйте учебные заведения РАМ и МГК.

– Разница между ними очевидная. Они не дублируют друг-друга. К примеру, в Московской консерватории нет ни народных инструментов, ни эстрадных специальностей, которые есть в Академии им. Гнесиных. Консерватория представляет в первую очередь академическое направление. А в Гнесинской академии больше акцентирована методическая направленность. Конечно же, мы никогда не были братьями близнецами. Целая плеяда музыкантов, которые оставили большой след в истории, — воспитанники двух этих в равной степени мощных ветвей. Я сам заканчивал Гнесинскую десятилетку и брегу их традиции по сей день. Но кроме этих двух учебных заведений только в Москве есть ещё институт имени Ипполитова-Иванова, институт имени Шнитке, еврейская академия имени Маймонида.

Корр.: Как Вы относитесь к тому, что Московская и СанктПетербургская консерватории соревнуются между собой?

– Ну они всегда соревновались между собой. Это замечательное соревнование. Они очень тесно связаны между собой. Петербургская старше, и именно выпускники её первого выпуска стали первыми преподавателями Московской. Самый знаменитый из них – П.И. Чайковский, чьё имя носит консерватория. У нас сейчас очень хорошие контакты с Петербургской консерваторией. Мы принимаем участие в праздновании их 150-летнего юбилея, отмечаемого в этом году. В рамках взаимного договора о сотрудничестве у нас проходят взаимные концертные выступления, мастер-классы, научные конференции и композиторские фестивали.

Корр.: А как Вы относитесь к понятию конкуренция?

– Сама по себе конкуренция основана на биологической жизни. Она лежит в основе всего и вся, и в творчестве тоже. Конкуренция – всегда хорошо, главное, чтобы она была интеллигентной. Чувство профессиональной ревности никогда не должно превращаться в уродство, переходить границы. Любой конкурс – это конкуренция, а конкуренция – это стремление быть первым, основанное на работе, труде и на таланте.

Корр.: Нравится ли Вам наша казахская культура и чем?

– Ну, это очень сложный вопрос. Я всегда ею интересовался и интересуюсь по сей день. Казахская музыка неоднородна. Преимущество казахской культуры заключается в том, что фольклор по-прежнему живой. Это очень важно, потому что, аутентичный фольклор в Европе уже практически отсутствует.

Корр.: А в России?

– В России еще есть. Поскольку, там есть провинция. Подлинных традиций, конечно, быть не может в Московской области или допустим в центральных районах. Но, в Забайкалье, за Уралом, в Поволжье они есть. Что такое фольклор? Это образ жизни. Если сохраняется образ жизни, который питает это творчество, тогда оно живёт. А в Европе, поскольку образ жизни кардинально изменился в результате урбанизации, все живут одинаково, независимо от того, крупный ли этот город, или это мелкое селение.

А у нас не так. Фольклор очень богатый и достоверный. Поэтому, в Казахской консерватории на этом делается акцент, традицию нужно беречь, сохранять и развивать дальше, это одна из очень сильных сторон. Наряду с этим, конечно, внимание должно уделяться и уделяется академическим формам искусства. Особенно сейчас, включаясь в глобальные процессы нужно, конечно, владеть как английским языком, так и языком современной культуры. Не случайно мои лекции были направлены на то, что происходит в мире, на ведущие мировые тенденции!

Корр.: По Вашему мнению, в каком состоянии классическая музыка в наше время?

– Она остается в незыблемом состоянии, потому что, для консерватории вообще, и для русских консерваторий в особенности, как была, так и остается основополагающая ориентация на классико-романтическое искусство. То есть то, что касается Гайдна, Моцарта, Бетховена, всего XIX века и классической линии XX века, у нас ни коем образом не пошатнулось.

Новое заключается в том, что на этом же фундаменте выстраивается уже направление современной музыки. У нас есть специальный факультет, который готовит исполнителей современной музыки. У нас есть кафедра современной музыки, где композиторы не только создают сочинения, но и занимаются исследованиями в области музыкального искусства наших дней.

Второе дополняющее направление – это старинная музыка. Это еще называется аутентичным исполнительством – это музыка барокко, музыка Возрождения, то есть те эпохи, которые были малоизвестны, и уж во всяком случае, в учебном процессе были мало затронуты. Сейчас это полная панорама всей истории музыкальной культуры, которая, соответственно, отражена в учебных курсах, программах и планах.

Корр.: Можете поделиться яркими впечатлениями в музкальной жизни?

– Яркие впечатления сопровождают меня на каждом шагу, потому что я живу в Москве, а такой обильной концертной жизни как у нас, пожалуй, нет ни в одном городе Европы. Каждый день в четырех концертных залах консерватории происходят очень яркие события. Только что, например, завершился фестиваль посвященный Джону Кейджу – одной из центральных фигур авангарда XX века. И сейчас, пока я здесь, у нас в Москве начался фестиваль музыки Дебюсси.

Корр.: Ваши пожелания казахскому народу, а также казахстанцам?

– Ну, пожелания совершенно очевидны. Это сохранить то, что мы получили как духовное завещание от наших предков и как раз этому учить не надо казахстанский народ, потому что они не утеряли почитание к старшим. Поэтому желаю хранить духовность. И быть на уровне тех достижений XXI века. Открытость пространства, отсутствие барьеров идеологического характера – это горячее пожелание и, в первую очередь, себе самому, и Вам и Вашей стране!!!

Интервью провел Куаныш РЫСКУЛОВ

Александр Соколов и Куаныш Рыскулов

Александр Соколов и Куаныш Рыскулов

,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *