Зимний сад в доме муз

Москву заметает староновогодний снег. Шумные праздники позади, но 2015 год ещё окончательно не отзвучал. Обертоны прошедших фестивалей и концертов мягко мерцают в памяти. Ушёл год празднования столетнего юбилея одного из «опорных тонов» советского пианизма — Святослава Рихтера. Каденцией торжеств стали такие же юбилейные ХХХV «Декабрьские вечера», которые с 1998 носят имя этого уникального музыканта. Программа знаменитого международного музыкального фестиваля, изначально задуманного как синтез живописи, музыки и поэзии, всегда очень насыщена. «Новая музыкальная газета» решила рассказать о двух московских вечерах казахстанским любителям искусства  в качестве новогоднего сюрприза. Пусть хоть и немного запоздавшего.

ХХХV «Декабрьские вечера»

Дом муз

Для начала задайте себе вопрос: куда вы привыкли ходить на концерты? «В консерваторию и филармонию», — скажет часть омузыкаленных алматинцев. В регионах ответ ограничится, скорее всего, второй половинкой. А «Декабрьские вечера» в Москве —  детище… музея. Точнее, бессменного директора с 1961 по 2013 годы, а ныне президента Государственного музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина икусствоведа Ирины Антоновой и Святослава Рихтера. По их инициативе в 1981 году впервые состоялись концерты, которые со временем стали традиционными в декабрьском расписании музыкальных событий столицы.

Напомню читателям значение такого привычного для слуха русскоязычного человека слова «музей».  С греческого оно переводится как  «дом муз». История ГМИИ им. А.С.Пушкина весьма интересна, достаточно только сказать, что его идейным «отцом» был профессор кафедры теории и истории искусства Московского университета, доктор римской словесности и историк искусства Иван Владимирович Цветаев, чья дочь Марина сейчас для нас — символ поэзии Серебряного века. По сути, Цветаев задумывал музей как своебразный трёхмерный учебник по мировой культуре и искусству  (сейчас бы мы сказали, в формате 3D). И музыка в такой обстановке — самое естесственное, что только можно представить.

«Мадонна с Младенцем под аркой» Бернардино Бутиноне

«Мадонна с Младенцем под аркой» Бернардино Бутиноне

Тональность «Декабрьских вечеров» каждый раз задаётся названием темы, то есть она является своеобразным камертоном для участников. В соответствии с ними преображается и экспозиция в Белом зале главного здания музея, где проходят концерты. В 2014 году «поздаголовок» звучал так — «Век Рихтера». А нынешний фестиваль был назван «Вечные темы искусства». Бесспорно, их множество, поэтому организаторы решили остановиться на четырёх, на их взгляд, самых важных. Первая, безусловно, «Любовь». Во всех её ипостасях, духовной и чувственной, небесной и земной, материнской и супружеской. От «Мадонны с Младенцем» Бернардино Бутиноне, «Молитвы перед обедом» Жана-Батиста Симеона Шардена, «Кормилицы с ребёнком» Алексея Гавриловича Венецианова до «Художника и его невесты» Марка Шагала и «Свидания» Пабло Пикассо. В музыке — конечно, романтизм. Шуман, Вагнер, Лист… Вторая тема — «Героизм и Доблесть». Тут явное преобладание скульптур в экспозиции: от античного надгробия из известняка конца II — начала  I века до нашей эры, на котором изображён воин с копьём; от деревянного архангела Михаила работы неизвестного мастера XVII века из Центральной Европы до гермы Перикла русского скульптора Михаила Ивановича Козловского. И такие же «скульпторы» звука — Бетховен и Шостакович. Третья — «Жизнь и Судьба». И на полотнах —  мимолётности жизни и воплощения рока. «Аллегория бренности» Петера ван дер Виллиге и «Аллегория бренности (Старая кокетка)» Бернардо Строцци, «Буря на море» Питера ван дер Кроса  и «Суета сует» Питера Була, «Натюрморт с зеркалом» Павла Кузнецова и «Рок. Красная стена» Василия Кандинского.  И опять — Бетховен и Шостакович, а с ними Моцарт и Мусоргский.

И наконец, четвёртая тема была заявлена как «Человек и Мир». Именно в эту категорию попали полотна таких разных мастеров, как  Доссо Досси («Пейзаж со сценами из жизни святых»), Александра Иванова («Вода и камни под Палаццуоло»), Поля Сезанна («Гора Святой Виктории (Пейзаж в Эксе)», Николая Рериха («Небесный бой»). И именно музыка барокко как нельзя ярче отражает этот контраст человеческого и вечного. Поэтому два вечера в Белом зале под колоннами с коринфскими капителями распускались звуковыми цветами мелодические изгибы Вивальди, Генделя, Телемана, Саммартини, Порпоры… И слушатели оказывались в волшебном «Саду гармонии». Приглашаю читателей в нём побывать.

Надгробие. Воин с копьём

Надгробие воина с копьём и щитом.
Кон. II – нач. I в. до н.э.

Зимний «Сад Гармонии»

«Я б разбивал стихи, как сад», — сказал в своём знаменитом стихотворении Борис Пастернак. Видимо, нечто подобное ощущали (но, естественно, с музыкальным «уклоном») лютнист Лука Пианка (Luca Piancа) и флейтист Джованни Антонини (Giovanni Antonini), когда в 1985 году в Милане создавали ансамбль Il Giardino Armonico («Сад гармонии»). За 30 лет своего существования Il Giardino Armonico приобрёл славу одного из лучших мировых исполнителей музыки эпохи барокко. Моя любовь к этому итальянскому коллективу началась много лет назад, ещё во время учёбы в Южно-Казахстанском музыкальном колледже, после просмотра двух фильмов с их участием режиссёра Пола Фенкарта (Paul Fenkart) «Итальянское барокко» (Italian Baroque) и «Музыка французского барокко» (Music Of The French Baroque). На сцене Белого зала «Декабрьских вечеров» Il Giardino Armonico дарит слушателям «звучащие цветы»  уже не первый год, а те в ответ засыпают артистов самыми настоящими букетами. В программе первого концерта, состоявшегося 20 декабря,  с итальянскими музыкантами на одной сцене должен был выступить Макс Эмануэль Ценчич, контртенор из Австрии. Но его пришлось заменять Дмитрию Синьковскому, скрипачу, обладающего таким же тембром голоса. Музыкант давно сотрудничает с Джованни Антонини, даже какое-то время был концертмейстером ансамбля. Вместе с сопрано Юлией Лежневой, о которой речь пойдёт чуть позже, они исполнили Stabat mater Джованни Баттиста Перголези. Замену солиста мне объяснила Ольга Анатольевна Лебедева, научный сотрудник ГМИИ им.А.С.Пушкина. Всё оказалось банально: австрийский контртенор чем-то отравился и не смог прилететь в Москву. И Дмитрию Синьковскому пришлось спасать ситуацию, что он и сделал замечательно.

Сопрано Юлия Лежнева и ансамбль Il Giardino Armonico

Сопрано Юлия Лежнева, Джованни Антонини, Дмитрий Синьковский и ансамбль Il Giardino Armonico

Юлия Лежнева выступила в сопровождении итальянских музыкантов  на обоих концертах. Когда слушаешь, как поёт эта молодая певица (ей всего 26 лет), сразу становится очевидна аллегория фактуры музыки барокко: вот  душа — человеческий голос, витающий где-то в небесных сферах, и вот человеческое, земное — в инструментальной партии, объёмной и практически зримой в сравнении с серебристой лентой мелодии солистки. Лауреат многочисленных международных конкурсов, ещё всего несколько лет назад вокальный вундеркинд, а ныне мировая оперная звезда, Юлия Лежнева при всех своих титулах очаровывает в обычной жизни чрезвычайной скромностью и с каждой взятой профессиональной вершиной становится только ещё требовательней к себе. Именно с Джованни Антонини и  Il Giardino Armonico в 2010 году был записан её первый диск.

Юлия Лежнева, вокальный ансамбль Intrada и ансамбль Il Giardino Armonico

Юлия Лежнева, вокальный ансамбль Intrada и ансамбль Il Giardino Armonico

Партию хора в Confiteor tibi Domine p.66 (salmo 110) Перголези с Юлией Лежневой и Il Giardino Armonico исполнил российский вокальный ансамбль Intrada. Так как «Новой музыкальной газете» всегда интересны молодые во всех смыслах коллективы, то с удовольствием представляю читателям краткий рассказ  Екатерины Антоненко, его художественного руководителя:

— Вокальный ансамбль Intrada был создан мной в 2006 году для исполнения музыки Ренессанса и барокко ещё в студенческие годы. В его состав,  в основном, входили студенты Московской государственной консерватории имени П. И. Чайковского. Потом со временем присоединились и «гнесинцы», и выпускники Академии хорового искусства им. В. С. Попова.

С тех пор многое изменилось: из студенческого кружка ансамбль превратился в высокопрофессиональный коллектив. Мы стали выступать в крупнейших залах Москвы и Санкт-Петербурга, филармониях России, сотрудничать с ведущими дирижёрами и музыкантами современности. Состав участников коллектива не мог не претерпеть изменения, однако в течение последних пяти лет он постоянен, и я убеждена, что это важный залог нашего творческого роста.

Мы сотрудничаем с очень разными солистами и коллективами. Самые интересные, пожалуй, ансамбль Le Poeme Harmonique и Венсан Дюместр, ансамбль The Tallis Scholars и Питер Филлипс, дирижеры Фридер Берниус, Петер Нойман, Стефано Монтанари, Кристофер Мулдс, солисты Юлия Лежнева, Анна Бонитатибус… Одно из наиболее ярких впечатлений для нас — выступление с дирижером Владимиром Юровским и Государственным оркестром России им. Светланова: мы принимали участие в одном из концертов цикла «Владимир Юровский дирижирует и рассказывает», совместно исполнив фрагменты из «Королевы фей» Перселла и «Сна в летнюю ночь» Мендельсона. Также наш ансамбль участвовал в открытии сезона оркестра в 2014 году в Большом зале консерватории, исполнив два хора с оркестром Сергея Прокофьева на стихи Константина Бальмонта.

Микеле Пасотти

Микеле Пасотти, исполнитель на теорбе

Дважды ансамбль выступал с Российским национальным оркестром. Следующее наше выступление будет именно с этим великолепным коллективом: 31 декабря под управлением Александра Сладковского мы исполнили  Торжественную мессу Моцарта в Новогоднем концерте РНО в Большом зале консерватории. Также тесно сотрудничаем с Государственным камерным оркестром России под управлением Алексея Уткина и Московским камерным оркестром Musica viva, художественным руководителем и дирижёром которого является  Александр Рудин. Intrada принимает участие в фестивале «Декабрьские вечера Святослава Рихтера» в третий раз. С Il Giardino Armonico это наше первое выступление и очень надеемся, что в будущем нам еще представится возможность выступить с этим потрясающим оркестром!

Концентрация барокко под сводами Белого зала… Всё для слушателей! Кстати, на «Декабрьские вечера», несмотря на высокую стоимость, билеты раскупаются за несколько месяцев вперёд…

Уже после второго концерта на выходе из Белого зала замечаю Микеле Пасотти (Michele Pasotti), участника Il Giardino Armonico, с его теорбой. Он несёт инструмент вниз. На улице музыкантов уже ждёт автобус, но Микеле соглашается немного попозировать перед камерой. А потом спрашивает: «А вы не знаете, а где здесь седьмой зал?» С удивлением перевожу его вопрос стоящей тут же смотрительнице музея. «Ой, а уже все залы закрыты. Можно будет зайти только завтра, когда музей снова откроется», — отвечает она. Микеле расстраивается: «Завтра нас уже не будет в Москве». Оказывается, итальянский музыкант хотел посмотреть иконопись и даже узнал номер зала. Но зайти туда так и не успел. «Конечно, — говорит смотрительница, — они только и делали, что репетировали…»

Всё-таки возделывать «растения» в «Саду гармонии» нелегко… Но тем ценнее искренность и непренуждённость, с которой дарят музыканты своё искусство слушателям…

Юлия БЕЛОУС, соб. корр. НМГ,Россия


,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *