Consort di Paradiso (о дебюте ансамбля старинной музыки D’EL’SA Consort)

15 мая 2017 года в театре «Оркен» прошёл концерт ансамбля старинной музыки D’EL’SA Consort. На сегодняшний день это единственный в Казахстане коллектив подобного формата, соединивший в своём творчестве скрупулёзный реконструкторский подход и виртуозную свободу в трактовке музыки Ренессанса и Барокко.

Впервые D’EL’SA Consort выступил в ноябре на сцене Большого зала консерватории. В минувшем апреле ансамбль принял участие во Втором фестивале камерной музыки. Концерт в театре «Оркен» стал своего рода презентацией первой полностью самостоятельной программы из произведений французских, итальянских и немецких мастеров эпохи Барокко, а также пары ренессансных композиций, поэтому он может в полной мере считаться дебютным.

В подходе D’EL’SA Consort привлекает мастерская работа со звуком, стремление добиться ансамблевого баланса и при этом не нарушить хрупкую гармонию старинных созвучий. Музыканты настолько виртуозно справляются с интерпретацией, что почти незаметны неизбежные трудности, встающие перед любым начинающим ансамблем старинной музыки: отсутствие барочных инструментов и струн. Пока в роли старинных скрипок выступают относительно современные инструменты с барочными смычками, а в роли клавесина – синтезатор.

Ещё одна трудность – репертуар. С развитием нотных интернет-коллекций поиск партитур – уже не проблема, но подбор программы становится непростой задачей. Под старинной музыкой понимается всё, что было написано до эпохи классицизма, то есть до XVIII века. Учитывая, что первое в истории нотное издательство Оттавиано Петруччи открыл в 1501 году, а первые в Европе нотные записи инструментальных произведений появились лет за 200 до этого, в категории старинной оказывается музыка самых разнообразных стилей и жанров, которую не всегда просто свести в один концерт.

Концертная программа включала в основном произведения позднего Барокко. Из оркестровых «хитов» того времени исполнили сюиту к знаменитой комедии-балету композитора Жана Батиста Люлли и драматурга Жана Батиста Мольера «Мещанин во дворянстве» и до-мажорный Третий Кончерто Гроссо из пятого опуса знаменитого мастера этого жанра Франческо Джеминиани (ученика А. Скарлатти и А. Корелли). В обоих произведениях всё внимание слушателей было приковано к виртуозному дуэту скрипачей Дины Курманалиновой и Александра Тхая. За лёгкостью и полётностью их «диалога» скрывается титанический труд и полная отдача. Своей энергией музыканты буквально зажгли, заворожили публику.

D’EL’SA Consort

Среди композиторов Барокко есть такие, к чьим произведениям даже самые технически изощрённые современные музыканты подходят с большой осторожностью. Таков, например, Генрих Игнац Франц фон Бибер – австрийский композитор и скрипач-виртуоз чешского происхождения. Сложнейшие пассажи, скордатура (изменение настройки) сочетаются в его скрипичных сонатах с элементами театрализации и звукоизобразительности. Его музыкальную басню – знаменитую Sonata Representativa – Дина Курманалинова в сопровождении «органа» Ильяса Бекишева исполнила на высоте. Юмористические персонажи «Кукушка», «Лягушка», «Курица и петух», «Кошка» очень реалистично прозвучали на струнах скрипки, не нуждаясь в особом представлении.

Дина Курманалинова и Ильяс Бекишев

Дина Курманалинова и Ильяс Бекишев исполняют Sonata Representativa Г.И.Ф.Бибера

 

Начавшееся уже с первых концертов D’EL’SA Consort сотрудничество ансамбля с солисткой ГАТОБ им. Абая Зариной Алтынбаевой раскрывает новые грани таланта этой яркой певицы. Голос Зарины – может быть, не столь сильный, как у драматического сопрано, но необычайно гибкий в виртуозных распевах и богато расцвечивающийся обертонами в верхнем регистре – прекрасно подошёл как для драматических арий из опер seria («Фарначе» Леонардо Лео, «Рональдо» Г.Ф. Генделя), так и для любовной лирики (Ария Альцины Г. Ф. Генделя).

Зарина Алтынбаева

Зарина Алтынбаева

 

Если в позднем Барокко композиторы уже достаточно точно фиксировали партии инструментов, то в раннем Барокко и Ренессансе ноты скорее оставались подсказкой для расшифровки, творческой интерпретации. Дух этой свободы, полёта фантазии, виртуозности и таланта к имровизации был передан в чакконах Тарквиньо Мерулы и Андреа Фальконьери. Чаккона – это старинный танец, основанный на многократном повторении мотива в басу или последовательности аккордов у клавесина, над которыми выстраиваются вариации в партиях всех остальных инструментов. Такой метод композиции сродни джазовым стандартам или риффам рок-музыки. Не удивительно, что в музыке чаккон так органично прозвучала перкуссия в исполнении Марата Ахмеджанова. Использование кахона – довольно современного ударного инструмента в виде деревянной коробки – хоть и выглядит необычным, но в данном случае вполне оправдано: один исполнитель может извлекать одновременно и низкие глухие удары швейцарского барабана, и звон бубна-таморры или тамбурина. Не вполне аутентично, но зато очень живо и органично прозвучал и контрабас Дильшата Аджиева с почти неуловимыми джазовыми синкопами.

В моём личном рейтинге лидирует Фолия – одна из наиболее старых инструментальных тем в европейской музыке, дошедшая до нас в многочисленных вариациях. Название свидетельствует о её иберийском (испанском или португальском) происхождении. Изначально фолия – жанр импровизационный. В ней точно задан только басовый мотив, обычно исполняющийся с соответствующими басу аккордами – тоже своего рода «стандарт» наподобие джазового. В старину чаще всего бас исполняли старинный смычковый инструмент виола да-гамба и фагот, но постепенно его стали поручать виолончели и контрабасу (как в нашей версии в исполнении Таира Каратаева и Дильшата Аджиева). В представленной импровизации по мотивам версии анонимного автора XV века солирующая роль была отдана партии альта в исполнении Ольги Калько. Очень ярко прозвучали в её интерпретации не только аккордовые фигурации и гаммообразные пассажи, но и умелое варьирование тембра инструмента благодаря игре на разных частях струны – то классически, то у подставки.

Термин «barocco» в переводе с португальского означает «жемчужина причудливой формы». Музыковедам XIX века он казался подходящим в применении к изобилующей украшениями и фигурациями клавирной и скрипичной музыке XVII-XVIII веков. Жемчужиной концерта стал финальный номер – Ciaccona di Paradiso e dell’Inferno (Чаккона Рая и Ада), известная по сборнику «Песен духовных и моральных», опубликованному в Италии в середине XVII века. Новое дыхание этому простому, но в то же время остроумному произведению придала интерпретация ансамбля старинной музыки L’Arpeggiata и контратенора Филиппе Ярусски, сделав его фактически хитом современных ансамблей старинной музыки. Версия D’EL’SA Consort отличается особой трогательностью и энергией: партию «Рая» исполнила Зарина Алтынбаева, партию «Ада» – Ильяс Артагалиев. В ансамбле Ильяс играет на гитаре, но алматинским меломанам он знаком прежде всего как солист ГАТОБ им. Абая, обладатель красивого баса и незаурядного актёрского таланта. Дуэт Зарины и Ильяса был способен тронуть самых неискушённых слушателей, что уж говорить тех, кто так долго ждал очередной встречи с полюбившимся ансамблем? Маленький уютный зал театра «Оркен» просто взорвался аплодисментами и выкриками «Браво!».

D’EL’SA Consort

Концерт получился насыщенно виртуозным, непростым для музыкантов. Исполнение программы такого плана требует полной выкладки, его можно сравнить с забегом на марафонскую дистанцию. Но в зале усталость музыкантов не чувствовалась. Лишь в гримёрке по взмокшим спинам исполнителей стало понятно, насколько тяжёлым был их труд. Несмотря на это, мне удалось задать пару вопросов Дине Курманалиновой – художественному руководителю ансамбля.

— В этот раз Вы и Александр играли барочными смычками. Кажется, на прошлых концертах их ещё не было?

— Да, нам удалось приобрести барочные смычки для скрипок. Другие исполнители пока на них переходить не собираются. Техника исполнения ими немного иная, чем более привычными классическими смычками. К тому же зал немного глухой, отличается от просторных помещений барочных замков и соборов, и нам приходилось работать усиленно, добиваясь нужного эффекта.

— Стремитесь ли вы к аутентичности, или она для D’EL’SA Consort – не главное?

— В общем-то, мы не включаем в свои трактовки ничего такого, что шло бы вразрез аутентичности. Конечно, инструменты немножко не те – более современные, с другим диапазоном, металлическими струнами. Пока у нас нет старинных инструментов. Прежде всего, я считаю, что миссия нашего ансамбля – популяризировать музыку четырнадцатого, пятнадцатого, шестнадцатого веков в Казахстане, представлять её нашему слушателю в максимально точной и качественной трактовке.

D’EL’SA Consort

После концерта никто не хотел уходить: слушатели поздравляли артистов, в фойе и на ступенях у входа долго делились своими впечатлениями. Одухотворённые лица слушателей выражением немного отрешённой радости напоминали ангелов с фресок Мелоццо да Форли, один из которых украсил афишу концерта. То тут, то там в разных интерпретациях повторялась мысль: «Это похоже на возрождение. Возрождение интереса к настоящему искусству или даже чего-то большего!»

Валерия НЕДЛИНА

фото: Елена ПЕТРОВА

, ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *