50 лет педагогической деятельности: интервью с Лилией Николаевной Кузнецовой

Интервью с Кузнецовой Лилией Николаевной, ведущим преподавателем и председателем предметно-цикловой комиссии «Теория музыки» Алматинского музыкального колледжа, провели студенты четвёртого курса ПЦК «Теория музыки» Арыстанова Дана, Игнатенко Мария и Надирбекова Айша в честь 50-летнего юбилея профессиональной педагогической деятельности. В силу специфики дистанционного обучения, данная работа проводилась в рамках дисциплины «Музыкальная критика» в формате творческой встречи на платформе ZOOM, куда смогли присоединиться студенты других курсов, преподаватели и члены администрации АМК им. П.И. Чайковского. Главная цель, которую поставили перед собой интервьюеры – познакомиться поближе со своим педагогом по специальности, узнать ее жизненные и профессиональные установки, о музыкальном вкусе, перенять профессиональные и человеческие качества – трудолюбие, открытость, уверенность в своих силах, и оставить все это в памяти. Желаем вам приятного чтения!

Мария Игнатенко: Здравствуйте, уважаемые педагоги, студенты и гости. Мы рады, что вы присоединились к нам на эту встречу.

Айша Надирбекова: Сегодня у нас в гостях наш ведущий преподаватель, который недавно отметил 50-летний юбилей профессиональной педагогической деятельности в АМК им. П.И. Чайковского, а также выдающийся музыковед и заведующая отделением «Теория музыки» – Лилия Николаевна Кузнецова. Благодарим Вас, что нашли время и готовы поделиться интересными моментами из своей профессиональной и биографической жизни.

Дана Арыстанова: Мы хотели бы поговорить о Вас, о том, как вы пришли в профессию, что послужило формированию Вас как сильной и уникальной личности. Перейдём к первому вопросу: как Вы пришли к музыке?

Лилия Николаевна: Я пришла в музыку в 6 лет. Совершенно неожиданно, потому что в моей семье музыкантов нет, хотя у нас она достаточно большая. Родители очень любили классическую музыку и поэтому решили отдать меня в музыкальную школу одарённых детей имени Куляш Байсеитовой. Хотелось бы вспомнить моего первого учителя по сольфеджио, в которого все мы малыши были «влюблены» – это  Эдгар Георгиевич Петаш. Он сам из Германии (каким-то образом попал в Казахстан) работал в Караганде и потом приехал в Алма-Ату. Как известно, предмет Сольфеджио не всем музыкантам по душе, однако в нашем классе учились дети всех специальностей и с большим удовольствием посещали его уроки. Он первый, кто привил любовь к музыке и успешно развивал наши природные музыкальные способности. Я занималась по специальности «Фортепиано» и никогда не думала, что буду музыковедом, хотя мне очень нравились дисциплины сольфеджио, музыкальная литература, которые нам преподавали в школе. Хочу вспомнить замечательного преподавателя по фортепиано Маргариту Константиновну Романову. Вот таким образом я начала заниматься музыкой и уже страшно сказать сколько лет (улыбается).

М. И.: Что Вам больше всего запомнилось из Вашей учебы?

Лилия Николаевна: Я бы сказала об учёбе в музыкальном училище. В школе, конечно, у нас было очень весело, мы были детьми. Кстати, в классе я училась с детьми, прославившими музыкальное искусство Казахстана в будущем: Алмас Серкебаев, Кенжетаева Галия, Файк Тамила, Ходжикова Гуля и т.д. Это были дети известных музыкантов, певцов, художников, композиторов и режиссёров. В общем, есть, что вспомнить. А потом я совершенно случайно встретила ещё одного человека, очень важного в моей жизни – это Елена Наумовна Жигалова. Она была директором в музыкальной школе ДРИ (работников искусств). Она музыковед, поняла, что пианисткой я вряд ли буду (у меня была боязнь сцены), но при этом хороший музыкальный слух и тяга к чтению, и направила меня поступать в музыкальное училище на теоретическое отделение. Там у неё были знакомые преподаватели-музыковеды, и в том числе мой замечательный педагог – Фелер Эрнст Гербертович – заведующий Теоретического отделения. Нам повезло. Но, правда, мы учились в таком бараке, который раньше был конюшней, однако очень жили весело и интересно. У нас были настолько выдающиеся педагоги, наставляющие нас, что мы даже как-то не замечали всех этих неудобств. Много было всяких курьезных случаев, мы, конечно, шалили на уроках.

А. Н.: Вы перечислили столько замечательных преподавателей. Есть ли у Вас кто-то главный, который был наставником и оказал на Вас сильнейшее влияние из всех?

Лилия Николаевна: На меня сильнейшее впечатление произвели преподаватели Москвы. Мы, студенты, в то время имели возможность ездить в Москву два раза в год (билет до Москвы стоил 34 рубля, т.е. одна стипендия). Зимой это было особенно интересно и важно, так как была возможность посещать занятия московских средних учебных заведений и конечно театров, концертных залов. А потом, когда уже я начала работать – ездила как преподаватель, уму-разуму научиться. Можете себе представить, я посещала уроки Алексеева, Блюма, Мясоедова, Лопатиной, Базарновой, Царевой, Фраенова (он полифонию преподавал). Я считаю, что в основном, училась у этих корифеев, создателей Вам известных учебников, выдающихся музыковедов. Сами понимаете, какие фамилии, я не все ещё перечислила.

А. Н.: Вы обучались во время преподавания Дубовского в консерватории, Вы также упомянули среди оказавших на Вас влияния – Алексеева, Мясоедова, Блюма. А какое у Вас впечатление осталось именно от их живого преподавания. И в целом, какое впечатление они оставили у Вас?

Лилия Николаевна: Надо сказать, что в то время у нас в консерватории был очень сильный состав. Преподавали Иосиф Игнатьевич Дубовский, Николай Фомич Тифтикиди и многие другие. Очень сильный был состав, но мне, к сожалению, живьём мало пришлось заниматься с ними, потому что я училась в Новосибирской консерватории. Там встретила своего мужа и буквально через 2 года уже ждала сыночка своего. Новосибирск – это, конечно, кошмарное дело: такие холода, морозы, там невозможно было жить на квартире, поэтому я уже на 4 курсе вернулась в Алматы, и заканчивала нашу консерваторию заочно. Честно сказать, живьём у всех этих знаменитых педагогов не получилось поучиться, мне повезло у меня был потрясающий руководитель дипломной работы Евгений Борисович Трембовельский. Он очень помог в написании диплома, вот только это я могу сказать о занятиях в нашей консерватории… Никто не знает, и удивляются, что я закончила нашу консерваторию, но так случилось.

Кузнецова Лилия Николаевна

Кузнецова Л.Н. со студентами-теоретиками

Д. А.: Лилия Николаевна, а был ли у Вас во время учёбы какой-то предмет, который давался Вам сложнее, чем остальные?

Лилия Николаевна: Во время учёбы были разные политические дисциплины, например, история ЦК КПСС. А так, если взять наши музыковедческие, то проблем никаких не было, у меня был хороший слух, не было проблем писать диктанты, задачи. Я очень легко училась, только вот эти общеобразовательные дисциплины, которые нужно было сдавать, немного напрягали. Некоторые выносились даже на государственный экзамен.

Д.А.: Как Ваш жизненный путь привел Вас к педагогической деятельности?

Лилия Николаевна: Мне всегда нравилось преподавать. Уже с третьего курса училища мы с ребятами подрабатывали. В трудовой книжке, смешно сказать, какую мне там профессию записали… Но, я начала работать в таком жутком заведении, как туберкулёзный диспансер. Меня туда пригласили преподавать музыку детям с костным туберкулезом, то есть, тем, кто не мог двигаться. Мне было тяжко смотреть. Но вместе с тем, я уже тогда старалась как-то сделать свои уроки интереснее, развивать этих детей. Потом, на 4 курсе я работала в детской музыкальной школе. Почему работала – потому что хотелось подработать на поездки. Сколько себя помню, всё езжу и очень много. Денег у родителей не хотелось брать. Ну, так и втянулась, но самое интересное, что я даже никогда не думала, что я буду преподавать в музыкальном колледже имени Петра Ильича Чайковского. Это тоже опять интересный случай. Совершенно случайно я встретила своего учителя Эрнста Гербертовича в троллейбусе где-то в начале сентября. Он мне говорит:

– А ты где вообще?
– В двух школах
– Так, завтра чтобы пришла в училище.
– А что я там делать буду?
– Ну как что, будешь работать.
– Так у меня ещё высшего образования нет.
– Это не твои проблемы.

Вот так, по воле случая попала в музыкальное училище благодаря своему любимому преподавателю Эрнсту Гербертовичу Фелеру, который пригласил меня на работу организовать и возглавить сектор педагогической практики. С юных лет руковожу, хотя не люблю это дело. Мне больше нравится преподавать и теперь уже, обобщать свой опыт в методических пособиях и учебниках.

Кузнецова Лилия Николаевна

Кузнецова Л.Н. с теоретиками АМК

 

М. И.: Лилия Николаевна, есть ли у Вас яркие воспоминания о первых годах педагогической работы в колледже?

Лилия Николаевна: Да, были. Это на всю жизнь запомнилось. Сами понимаете, я была совсем молодая, ещё студентка консерватории, а мне дали преподавать у духовиков третий или четвёртый курс – почти что мои ровесники! Ну и вот эти дядьки всю ночь где-то играют (в ресторанах), а потом приходят на гармонию или сольфеджио. Ну, сами понимаете, им это «очень надо», моё сольфеджио с гармонией. Им хочется поспать на уроке и как-то похохмить, подзадеть, позаигрывать со мной. А тут строгая учительница не реагирует на все это и требует внимания на уроке. Ну, в общем, смешно, конечно, это было. По началу было тяжко, но потом я как-то смогла найти общий язык. Замечательные музыканты получились. Один из них  Берлизов Володя – прекрасный кларнетист, блестяще закончил консерваторию и был директором седьмой музыкальной школы. Сейчас является помощником по культуре в команде Швыдкого в Москве. Великолепный выпускник, отличник Мостренко наш преподаватель, наверное, знаете его, – тоже мой студент. Хорошие ребята, хотя было очень тяжело начинать с таким контингентом работать.

М.И.: Лилия Николаевна, говоря о музыке… есть ли у Вас такое произведение, оказавшее на Вас сильнейшее впечатление в детстве или, может быть, в юности. Какое на данный момент любимое произведение вызывает у Вас множество эмоций?

Лилия Николаевна: Вот это вот очень сложно, потому что у меня нет любимого произведения. Я обожаю любую классическую музыку и не могу выделить каких-то отдельных композиторов, которые мне совершенно не нравятся. Нет у меня таких. Для меня самое главное – хорошее исполнение. Я очень много слышала живьём выдающихся музыкантов, лучшие оркестры и оперные, балетные спектакли в России и в Европе. Надо сказать, что и в Алматы приезжали выдающиеся музыканты. Очень часто здесь бывали на гастролях М. Ростропович, М. Плетнев, С. Рихтер, В. Спиваков, и вокалисты Т. Синявская, Е Образцова и другие. Вообще музыканты очень любили посещать наш город. Плохое исполнение не могу слушать. Могу выделить, например, Шестую симфонию П.И. Чайковского. Сколько раз в жизни я её слышала в разных интерпретациях, она производит на меня сильнейшее эмоциональное впечатление. А в детстве ничего на меня не производило никакого впечатления. Детство есть детство.

Кузнецова Лилия Николаевна

Кузнецова Л.Н. с коллегами

 

А. Н.: Вы говорили, что не выделяете какого-то композитора из всех. Но представим, что у Вас выпала возможность лично познакомиться и поговорить с любым композитором прошлых эпох – с кем бы Вы поговорили?

Лилия Николаевна: Даже без разговоров – С. В. Рахманинов. Я обожаю его. И я бы с удовольствием просто хотела бы прикоснуться к его живому исполнению, увидеть живьём или хотя бы увидеть со стороны.

А. Н.: О чём бы Вы спросили его во время беседы?

Лилия Николаевна: Я бы спросила, почему у него такая грустная музыка, и почему он не вернулся в Россию. Потому что он, в общем-то, чисто русский композитор, и он очень сильно тосковал по Родине – это чувствуется во всех его произведениях.

Д. А.: Лилия Николаевна, если бы не существовало профессии музыковеда и преподавателя Теории музыки, кем бы Вы стали?

Лилия Николаевна: Дело в том, что такой профессии в Европе и не существует. Но там, насколько я знаю, есть такая профессия как искусствовед, музыколог. Всё равно я бы была где-то близка к искусству. Именно музыкальному искусству.

Кузнецова Лилия Николаевна

Кузнецова Л.Н. с выпускниками

 

Д.А.: А Вы хотели когда-нибудь стать исполнителем?

Лилия Николаевна: Нет, никогда не хотела, потому что у меня была боязнь сцены. Я была не такой смелой исполнительницей. Хотя у меня были прекрасные педагоги по фортепиано. У меня в училище был вообще потрясающий педагог В.А.Афанасьев, ученик великого пианиста Г. Нейгауза. Вот при нем я как-то осмелела, и он с умом меня смог раскрепостить, расслабить и не так уж тряслась на этих исполнительских концертах. Я никогда не мыслила себя исполнительницей.

М.И.: Лилия Николаевна, продолжая тему профессиональной деятельности. Нам известно, что Вы преподаете Гармонию, Сольфеджио, Теорию. музыки. А был ли у Вас опыт преподавания Музыкальной литературы, например, или других дисциплин?

Лилия Николаевна: Дело в том, что я так устроена, что занимаюсь чем-то одним, но капитально. Конечно, когда начинала только работать, мне предлагали различные дисциплины преподавать, но мне повезло, и я смогла сконцентрироваться на определенных  дисциплинах – Теории музыки, Гармонии, Сольфеджио. Мне очень нравится Музыкальная литература, Анализ музыкальных произведений, но я считаю, что если уже преподавать, то нужно досконально этим заниматься. А видно у меня времени не хватило, и я не смогла распыляться. Сольфеджио – это одна из самых сложных дисциплин. Я считаю, что что-то смогла в этой дисциплине достичь, какую-то методику придумать, которая дает хороший результат в развитии музыкантов профессионалов. Здесь всё непросто, нужно чтобы был результат, и чтобы ты была довольна своим результатом.

Кузнецова Лилия Николаевна

Кузнецова Л.Н. и Милова И.А.(выпускница АМК)

 

А.Н.: Лилия Николаевна мы бы хотели еще поговорить с Вами о личном вкусе, поскольку считаем, что это повлияло на Ваш профессионализм. Мы бы хотели спросить – что вы любите читать, какую слушать музыку, смотреть лично для себя?

Лилия Николаевна: Классическая музыка мне очень нравится, и я ее понимаю, получаю от нее удовольствие. Единственное – мне не всегда нравятся концерты современных композиторов. Все-таки я больше люблю музыку тональную. Читать я тоже очень люблю и стараюсь читать не только классику, но и современную литературу, но она не сильно нравится, не очень воспринимаю. Однако, с удовольствием читаю Т. Толстую, Б. Акунина, Д. Брауна, Улицкую. Но, к сожалению, мало времени на чтение уходит, его катастрофически не хватает, хотя, казалось бы, можно было бы успокоиться и побольше заниматься собой, жить в своё удовольствие, – а я получаю удовольствие от профессии, соответственно, посвящаю ей много времени…

Из классиков очень люблю Бунина, его Темные аллеи могу перечитывать не один раз. Мне нравятся его сочинения, хотя он не такой глобальный, как Л. Толстой или еще какой-то крупный писатель. Ф. Достоевского все любят, я – нет. Для меня важно, чтобы литература была с положительной энергетикой, чтобы я получала удовольствие от стиля, языка, от событий. Еще, кстати, обожаю детективы. Читаю и европейские, и наши, конечно, избранные, не все подряд.

М. И.: Есть ли у Вас фавориты среди художников?

Лилия Николаевна: Я очень много посетила галерей и вот, последнее мое посещение разочаровало меня. Это было в Мадриде музей «Прадо». Все старинные картины почему-то стали на меня плохо действовать: чернота сплошная, вероятно, лак у них уже потемнел с годами. Работы Леонардо Да Винчи, Рафаэля, конечно, их всех, реставрируют, но не настолько. Поэтому я не получала от их картин свет, радость и солнце. Обожаю импрессионистов – они для меня всё. Если будете в Париже, посетите обязательно музей Орсе, получите огромное удовольствие, массу положительных эмоций. А вот, казалось бы, классика… Как-то я стала к ней равнодушна.

Кузнецова Лилия Николаевна

А.Н.: Вы очень много путешествуете со студенческих лет. Мы бы хотели узнать: в какой момент это стало традицией, и какая культура впечатлила Вас больше остальных?

 Лилия Николаевна: Это случилось, опять же, благодаря моему преподавателю из музыкального училища. У нас была изумительная преподавательница английского языка и она каждый год путешествовала, а в сентябре рассказывала о своих впечатлениях, да так здорово, что она меня вдохновила. И потом, может быть, от того, что постоянно в студенческие годы была возможность выезжать в Москву, в Питер, в Киев, Одессу – культурные центры России и Украины.

Ну а чья культура? Мне близок Юго-Восток: Юго-Восточная Азия, Япония, Китай. Хотя многие даже не воспринимают и не хотят на эту тему говорить. А мне очень нравится путешествовать в этих странах. Мне посчастливилось побывать там везде и соприкоснуться с этой культурой. Европейскую культуру люблю, и русскую, и нашу казахскую, но Восток меня больше впечатлил.

Д.А.: Как Вам удается на протяжении такой успешной педагогической деятельности сохранять выдержку и терпение?

Лилия Николаевна: Это, наверное, черта характера. Бывает внутри «вот прибила бы вас всех вместе». Но, вы это не видите, и вам не надо это видеть. Я могу потом, когда вы ушли, чего-то сделать, какие-то движения, чтобы успокоиться, но, в принципе, и вы будущие преподаватели. Одно из главных – это выдержка. В моей памяти есть мои коллеги, которые лупили своих студентов, обзывали – вот это я бы не хотела, чтобы вы делали. Не знаю, мне как-то удавалось спокойствие изображать.

М.И.: Есть ли у Вас какие-нибудь «фишки» и секреты преподавания? Какой прием Вас никогда не подводил?

Лилия Николаевна: Самое главное – уверенность и профессионализм. Конечно, у меня наработана своя собственная методика преподавания. А «фишек» и секретов никаких нет.

А.Н.: У нас есть для Вас немного шуточный вопрос: сколько раз педагоги говорят за свою педагогическую жизнь «Вы самый ужасный курс»?

Лилия Николаевна: Я не знаю, это посчитать невозможно, но почему-то каждый курс получается ужасным, а на самом деле начинаешь сравнивать – оказывается, курс был шикарным. Это чисто психологическое, и потом я не думаю, что мы Вам часто такие слова противные говорим. Я могу коллегам сказать, но не студентам. Иногда могу вам сказать неприятную вещь, но это, уж простите, выводите.

Д.А.: Как Вы считаете, какое будущее у музыкальной педагогики, от чего оно будет зависеть?

Лилия Николаевна: Куда без педагогики? Во все века всегда были учителя и ученики, никуда не денешься. А у музыкантов очень хорошее будущее, все зависит от нас, как мы будем нести культуру, заинтересовывать детей. Сейчас у вас самое главное – это все-таки, постараться найти общий язык с детьми, и я бы очень мечтала, чтобы в каждой семье детей учили музыке. Для этого вы, музыковеды, должны пропагандировать наше музыкальное искусство.

М.И.: Недавно Вы праздновали 50-летний юбилей своей педагогической деятельности и вот такой богатый опыт работы. Наверное, были творческие кризисы? Как Вы с ними справлялись, если они были?

Лилия Николаевна: В плане педагогики, конечно, бывают какие-то ступоры, особенно работая с теоретиками. Очень сложный материал, бывает, возьмешь, так хочется изучить и не все получается. Самое ужасное в моей ситуации, что некого спросить и не с кем посоветоваться. Это очень плохо, т.е. нет такого человека, который бы мог ответить на все мои профессиональные вопросы. У нас есть в городе такой педагог – Людмила Сергеевна Быкова, моя приятельница. Вот это единственный человек, к которому я могу обратиться по любому вопросу. Поэтому, если у меня появляется проблема, Слава Богу, есть еще Людмила Сергеевна – единомышленник.

Кузнецова Лилия НиколаевнаА.Н.: За такой опыт работы Вы застали практически всех директоров колледжа. Как он изменился?

Лилия Николаевна: Колледж очень сильно изменился, когда пришла Ая Жакеновна Калиева, вот это был переворот. Мы дремали до Аи Жакеновны, а с ее приходом очень много изменилось – главное появился творческий стимул и рабочий настрой. Конечно, с ней было нелегко, но ее приход был нужен для колледжа. Сейчас наш директор – Хасангалиев Биржан Ескендирович продолжает развивать наше учебное заведение. С его приходом осуществляется очень много творческой и хозяйственной работы, но пандемия сейчас сковала все действия руководства и наши. Эти молодые руководители меня просто потрясают, что один, что другой. Что очень приятно – оба мои ученики.

М.И.: Лилия Николаевна, Как Вы считаете, на сегодняшний день музыковедение актуально?

Лилия Николаевна: Я думаю, что нет. Музыковедение как наука, должна меняться и в том виде, в котором она существовала в Советское время, уже не приемлема. Сейчас новые технологии, совершенно новые методики, все должно быть по-новому, процветает интернет. Это уже в ваших руках. Возможно в будущем у этого направления будет другое название. Что важно понимать, так это без теоретиков и музыковедов тоже никак, но наша наука не всегда интересна исполнителям, и она, в какой-то мере, не адаптирована под определенную специальность. Я всегда говорю своим педагогам, что они должны индивидуально подойти к каждой специальности – народнику, духовику, пианисту. Разве нужен им весь наш музыковедческий объем, который мы даем теоретикам? Это длинный разговор, и я думаю, на это уйдет время, но все равно будет трансформация в музыковедении.

Д.А.: Лилия Николаевна, как Вы считаете, какое будущее у музыки в целом?

Лилия Николаевна: У классической музыки в целом пока нет будущего. Она застряла где-то на XIX, начале XX века и сейчас умирает, потому что практически нет слушателей. Если вы посмотрите концерт классической музыки по телевизору и вам покажут зал, то вы увидите там одни седые головы, молодежи практически нет. Вот такое время наступило. Наша задача с вами заключается в том, чтобы хоть какой-то контингент любителей классической музыки остался. Это все зависит от нас.

А.Н.: Вы сочинили много диктантов, мелодий, музыкальных построений именно для методических пособий. А вы сочиняли когда-нибудь художественные произведения?

Лилия Николаевна: Я очень любила сочинять и импровизировать в студенческие годы. Если мне задавали программу по фортепиано, то я ее практически никогда не играла. Я садилась за инструмент и играла то, что мне нравилось, и потом уже, перед экзаменом, бегом-бегом, учила эти произведения и сдавала. Может быть, было время, когда я что-то могла записать, но ничего не сохранила, потому что это был порыв творчества, а когда уже пришла к работе, то уже не было такого творческого потенциала. Мне приходится сочинять очень много музыкального материала для студентов. Вы что думаете, что я вам играю? Все это практически сама составляю. Я имею в виду задания на слуховой анализ, диктанты, задачи. Потому что, каждый год контингент разный. Если, много лет назад у меня были потрясающие студенты, которым я давала материал из учебников, например, диктанты, они справлялись. Сейчас я не могу ничего вам сыграть из того же учебника Блюма, Алексеева. Все мое творчество теперь связанно с вами, мои дорогие, и вот я сочиняю материал, чтобы вы могли хоть как-то его записать и услышать.

Это тоже хороший опыт. Я думаю, что вы уже тоже начали сочинять для своих уроков. Например, у вас тема «Характерные интервалы» и вы должны дать диктант используя их, найти какие-то примеры из музыкальной литературы, тоже можете от себя сыграть. Приходится что-то сочинять, я думаю, вы тоже с этим уже сталкивались.

Д.А.: За вашу большую педагогическую деятельность вы посетили большое количество конкурсов, а также создали свой авторский конкурс. Могли бы Вы поделиться своими впечатлениями об этом?

Лилия Николаевна: Да, я участвовала практически с первого Республиканского конкурса в качестве преподавателя и члена жюри. Мы же все-таки теоретики, и у нас конкурсов не так много, как у исполнителей. Они более свободные и могут учувствовать часто. Республиканский для теоретиков проходил всего раз в 4 года. Причем первый конкурс идет по теоретическим дисциплинам, а через 4 года по музыкальной литературе. Поэтому бывало сложно, когда идет конкурс по музыкальной литературе, а студент более продвинут в сольфеджио, гармонии, приходится приспосабливаться и готовить студента в более сложном для него направлении. Надо сказать, что конкурсы были очень сложные раньше по уровню предлагаемого материала, а сейчас слабенькие относительно тех, что я посещала. Вот в 2018 году я последний раз была на Республиканском конкурсе с Айданой Кусеновой. Уровень был средний и практически никто его не тянет. У меня 12 лауреатов республиканского конкурса на сегодняшний день. Были у меня и очень яркие лауреаты. Например, Артур Платонов – один из первых лауреатов. Вы, наверное, слышали эту фамилию.  Он ведет авторские программы на КТК и является депутатом Мажилиса. Выдающаяся личность. К сожалению, не в той области, где бы мне хотелось. Он попытался преподавать в консерватории, а потом пришел, сказал: «Лилия Николаевна, нет, это не мое, все». Хотя закончил Московскую консерватория и аспирантуру. Это говорит о широте нашей профессии. Видите, как человек себя проявил? Имеет авторские программы на телевидении. Вы тоже можете.

М.И.: Лилия Николаевна, мы знаем, что Вы выпустили очень много учебно-методических пособий, хрестоматий. Хотелось бы узнать, а есть ли еще что-то в планах?

Лилия Николаевна: В планах очень много. Но я ничего не успеваю из-за заведования нашим отделением. Очень много времени трачу на общественную работу. Если бы я только занималась преподаванием и своими работами, было бы то, о чем я мечтаю. К сожалению, приходится руководить большим коллективом преподавателей. Пока преемника ещё не вырастила, но надеюсь, что скоро появится и облегчит мою жизнь. Конечно, планы грандиозные и материалы очень хорошие накоплены, правда – рукописные. Надо набирать, а это, как вы понимаете – время. На сегодняшний день я только что закончила учебное пособие. Вот сейчас я делаю учебное пособие для студентов по Элементарной теории музыки (планы-конспекты). Это же нужно сделать в современном аспекте, с конкретным материалом толковыми вопросами. Учебников навалом по этой дисциплине, но все они с большим объёмом информации. Сколько также издано по той же гармонии. Я, когда отсылаю вас к учебникам, вы видите, сколько там понаписано? А у меня лекции по гармонии лежат. Их надо в порядок приводить и издавать.  

Кузнецова Лилия НиколаевнаА.Н.: Теперь, если позволите, мы бы хотели немножко узнать про Вашу личную жизнь и как Вы совмещаете свою работу с семьей, а также является ли музыка семейным делом?

Лилия Николаевна: К сожалению, по музыке ничего не получилось с продолжением. У меня есть сын, единственный, неповторимый и любимый, и он очень музыкальный парень. Я его учила в свое время. Закончилось тем, что он прекрасно играет на гитаре, поет. Сейчас ему 48 лет, ему не до этого, но любит музыку и это для меня приятно. Так больше никому не удалось передать свои знания в этой области. Есть племянницы, замечательные девочки, но они уехали в Испанию. Поют, что-то играют, причем на очень интересных инструментах.

Д.Н.: Мы хотели бы поблагодарить вас, Лилия Николаевна, за то, что нашли время для интервью. Хотели бы обратиться к аудитории, может быть, у кого-то есть еще вопросы?

Мукушева Гульмира Курабаевна (заместитель директора по учебно-методической работе АМК им. П.И. Чайковского): Лилия Николаевна, скажите, пожалуйста, Вы очень тепло говорили о своих преподавателях, а есть ли разница, между преподавателями, которые Вас учили и современными?

Лилия Николаевна: Конечно, есть. Преподаватели в мое время были очень высокими профессионалами, выпускники Московской и Питерской консерваторий, академии Гнесиных. Но с другой стороны, то преподавание было каким-то скучным, где-то через чур академичным, не таким творческим. Меня радуют наши молодые преподаватели, а у нас их большинство на отделении, здорово работают, именно в современном контексте с новой методикой преподавания и креативным подходом. Они участвуют в различных конкурсах сами и со своими студентами, интересуются новыми направлениями в педагогике и часто информируют нас на заседаниях. Молодцы, я очень довольна ими.

Г.К.: Спасибо! А лично Вам комфортнее работается в настоящее время или во время начала вашей педагогической деятельности? Может колледж дает больше возможностей?

Лилия Николаевна: По поводу комфорта мне сложно сказать, потому что я всегда себя комфортно чувствую в нашем колледже. Это как мой дом родной. Я иду туда с большим удовольствием и не думаю, о том вознаграждении, которое будет или не будет. Так я устроена. Вы может быть слышали, что раньше у нас бывали моменты, когда мы по полгода не получали зарплаты. Ходили и работали с удовольствием. Сейчас все по-другому, все связанно с компьютером и интернетом, работать стало в колледже потрясающе, ведь в свободном доступе есть интернет! Хотелось, чтобы были еще улучшения. Например, в библиотеке. У нас катастрофа с музыковедческой литературой, ноты и клавиры в жутком состоянии. Это моя мечта, чтобы у нас в колледже была шикарная библиотека. Гульмира Курабаевна, Вы всегда относитесь с пониманием к нашим проблемам, мы надеемся сотрудничать с Вами и обоюдно помогать друг другу.

Спасибо всем большое, наверное, пора заканчивать. До скорых встреч! Надеюсь, будут еще какие-то интересные интервью, я с удовольствием поучаствую в них.

 

4 курс, отделение «Теория музыки»: Дана Арыстанова, Мария Игнатенко, Айша Надирбекова

 

Преподаватель АМК им. П.И. Чайковского, магистр искусствоведческих наук:
Сомов Антон Александрович

, ,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.