«Сочиняю не для самовыражения, а для людей»: интервью с Аминой Кенебаевой

Казахстанская композиторская школа богата именами выдающихся мастеров музыки, составивших несколько поколений. Неизменно большой интерес вызывает творчество молодых талантливых композиторов.  К этому поколению относятся как выпускники, так и учащиеся на данный момент студенты Казахской национальной консерватории им. Курмангазы.

Чтобы понять, каковы интересы современных начинающих композиторов, мы встретились со студенткой первого курса КНК им. Курмангазы Аминой Кенебаевой, учащейся по классу композиции у Бейбита Абиловича Дальденбая. Амина – лауреат Международных конкурсов-фестивалей «Танысу» (Алматы, 2016) и «Fiestalonia Almaty» (Алматы, 2017), Малой Олимпиады по композиции, проводившейся в АМК им. П.И.Чайковского (2017), а также многих внутриколледжных конкурсов. В 2016 году прошла отбор на обучение в Первой Летней академии клубов ЮНЕСКО (педагог – Измайлов Нурлан Тохтарович).

Амина Кенебаева

Амина, спасибо, что согласилась встретиться и рассказать о себе и своей творческой деятельности. На сегодняшний день мы, музыковеды, проявляем большой интерес к молодым композиторам, и одной из наших задач является знакомить читателей и слушателей с их творчеством. Хотелось бы начать нашу беседу с такого вопроса: как у тебя возникло желание стать композитором?

Всё началось ещё с детства. Мне нравилось просто подбирать музыку на инструменте, потом хотелось попробовать себя в других сферах. Хотелось стать пианисткой – не получилось, потом певицей – сказали, что голоса у меня нет и пою я посредственно. После этого я начала думать, чем можно еще таким заняться, что может у меня получаться, и что тоже связано с музыкой. И пришла к мысли, что певиц в нашем мире много, а композиторов – не очень.

С тех пор я начала упорно заниматься. Всё началось просто с песен. Раньше получалось не совсем хорошо. Сама подбирала тексты и музыку, сама себе играла и пела. Первым моим критиком была моя мама, но притом, что она не музыкант, она очень тонко чувствует музыку, и очень сильно критиковала моё «творчество», заставляла совершенствоваться. Поэтому в 11 лет я решила, что займусь композицией всерьёз. И с того времени я целенаправленно готовилась к поступлению в Алматинский колледж имени П. Чайковского, потому что в музыкальной школе мне сказали, что если я хочу стать грамотным композитором, то мне необходимо идти на «Теорию музыки» – глубже изучать гармонию, полифонию, строение музыки и всё остальное. Учёба давалась тяжело, но желание учиться дальше осталось. После окончания колледжа поступила в консерваторию на композитора.

— А было всё-таки желание попробовать себя в другой сфере, не музыкальной?

Когда мне было лет пять, я хотела стать балериной, а потом хотела стать врачом. И, как оказалось, это желание появилось не просто так. По маминой «линии» было много уважаемых врачей – кардиологи, офтальмологи, неврологи. Но после окончания школы решила полностью посвятить себя музыке.

— Я знаю, что ты хорошо рисуешь, видела твои рисунки. Это твоё хобби?

Да! Это тоже возникло еще в детстве. Когда мне было несколько месяцев, папа учил меня рисовать кружочки, элементарные фигуры. В конце концов, я сама начинала рисовать. Еще ходила пару лет в художественную студию. Мне тогда говорили, что у меня оригинальное видение и рисунки получаются необычные.

Кто твои любимые композиторы?

Мои любимые композиторы – это основоположники экспрессионизма: К. Дебюсси, М. Равель. Очень близки по духу, как и многим, Л. Бетховен и С. Рахманинов. Рахманинов вообще самый любимый – он и как композитор, и как человек очень интересный. Как по мне, Рахманинов чем-то похож на импрессионистов – красочность, переливчатость есть в его музыке. Для меня это как взять многогранный камушек и рассматривать его на солнце – и он начинает переливаться!

Однажды произошел со мной интересный случай. Как-то я играла Этюд-картину С. Рахманинова, не помню, какую точно, и в класс зашёл наш преподаватель, Антон Александрович Сомов, и сказал: «О, это что, Ваше произведение?» А я ему отвечаю: «Нет, это Рахманинов». (смеётся). Он говорит: «Очень похож на Вас». Я так удивилась, что меня перепутали с великим мастером! Это же такая большая честь!

Есть ещё одно, что меня немного сближает с этим композитором. По крайней мере, нам по «Музыкальной литературе» говорили, что С.Рахманинов – анахронист, то есть он был немного «не своём времени» – пока остальные композиторы писали в другом стиле, он писал лирическую музыку. Вот со мной происходит то же самое. Все пишут в каком-то экспериментальном стиле, больше электронном, наполненном диссонансами, расщепленными звуками, тем самым отражая дух Нового времени. Я же больше направлена на классическое – ту эстетику музыки, задачей которой было вдохновить человека, просто соприкоснуться с его миром. Когда мы слушаем произведение, оно нас «задевает» и как будто отражает наши ощущения и состояния. Вот я на это направлена – сочиняю не для самовыражения, а для людей. Я хочу, чтобы люди слушали музыку, а не уходили с концерта и не говорили: «Как у меня болит голова, как эту музыку тяжело слушать» (смеётся).

— Я считаю, что это очень хороший посыл для любого композитора. А вот как приходит к тебе вдохновение? Это происходит само собой, или существуют какие-то приёмы, чтобы вдохновиться?

Для меня каких-либо приёмов нет. Может стоит узнать об этом у других композиторов, но лично я таких приёмов не знаю. Я знаю только одно. Как говорил Пётр Ильич Чайковский: «Вдохновение – такая гостья, которая не любит посещать ленивых». Нельзя сидеть, сложа руки. Начинаешь писать, сначала с нежеланием, может быть усталостью, просто с большим желанием заняться чем-то другим, например, посмотреть сериал (смеётся). Но в итоге садишься за дело, начинаешь заниматься вдумчиво и упорно. И в какой-то момент ощущаешь, что тебя, грубо говоря, «понесло». То есть «пошло» вдохновение, «пошла» музыка, «пошла» мысль, начинаешь играть, и получается всё лучше и лучше. Поэтому для меня единственный способ – работать, а вдохновение придёт уже в процессе.

А вот бывает же так, что композитор может вдохновиться красотой природы, или прочтением интересной книги или стихов. У тебя было такое?

Бывает, что читаешь какое-нибудь стихотворение и прямо слышно музыку: как ложится мелодия на текст, как она поётся, и какой аккомпанемент должен быть. Природа тоже вдохновляет, как и наш красивый город с его окрестностями. Гуляешь, например, по Арбату: Ах! Вспыхнуло! И тогда сразу торопишься сесть за работу.

Мне известно, что ты учишься у выдающегося казахстанского композитора Бейбита Абиловича Дальденбая. Как у вас проходят занятия?

Бейбит Абилович – очень хороший и интересный человек. Очень объективный реалист. Никогда не навязывает свои идеи, не критикует сам стиль. Да, он призывает к поиску, но при этом всегда поддерживает, помогает и направляет. Например, в ходе работы над моим произведением я захотела попробовать что-то новое. Не знаю, что именно, но это мне сильно напоминает джаз-фьюжн: вроде это непрерывный поток мыслей, и в то же время всё очень сконцентрировано, ярко, очень много полиритмии, интересных аккордов, диссонансов. В общем, это был чистый эксперимент. Для меня, иногда освоить какой-то новый стиль – это немного больно, потому что отходишь от своего привычного стиля. Начинаешь мыслить по-другому, писать по-другому, иногда руки и мозги «не слушаются». И когда я принесла своему педагогу это новое произведение, он послушал, сделал некоторые замечания по поводу основной идеи и формы. И свои замечания Бейбит Абилович привносит больше как советы, а не как жесткую критику.

А влияет ли творчество Бейбита Дальденбая на тебя?

Да! Его творчество приносит мне вдохновение. Но ещё больше он влияет на меня как человек: то, как он серьёзно относится к своему делу, как по-человечески относится к своим студентам, как он делает замечания – всё деликатно, но в тоже время содержательно, может «подкинуть» идеи в процессе работы, и тем самым очень сильно помогает. Его идеи – это всё равно его мышление, и в какой-то степени творчество. Поэтому, конечно, можно сказать, что творчество моего педагога на меня оказывает влияние, заставляет двигаться дальше. Бейбит Абилович для меня – пример композитора, скромного и трудолюбивого человека.

— Над чем сейчас работаешь?

Сейчас работаю над новым произведением. Правда, оно пока что в разработке. Хотим с педагогом сделать цикл, чем-то похожий на «Картинки с выставки» М. Мусоргского, но только посвященный весне: как теплеет от марта к маю. Между тремя разнохарактерными пьесами будет звучать тема Весны. И получается рондообразная форма.

— Очень интересно и необычно! Ну и напоследок хотелось бы узнать, каковы твои дальнейшие творческие планы? Какие ты цели для себя ставишь?

Ну, пока что сильно далеко стараюсь не заглядывать. В ближайших планах – это сдать успешно экзамены (смеётся), продолжать работать над тем, что сейчас имеется и начать сочинение ещё одного нового произведения, так как преподаватель говорит, что осенью будет серьёзный конкурс, который будут устраивать казахстанские композиторы. Ну и ещё в творческих планах – организация ансамбля с однокурсниками.

— Амина, большое спасибо тебе за интервью! Мне было очень интересно узнать о тебе много нового. Хочу пожелать тебе творческих успехов и воплощения всего задуманного! 

Спасибо!

Амина Кенебаева

А теперь обратимся непосредственно к творчеству молодого композитора. Сейчас Амина работает в жанре фортепианной миниатюры. В «портфолио» автора уже имеются такие пьесы, как «Баллада e-moll», «Вальс игрушек», «Sea’s song» («Песня моря»), «Девочка со спичками» и другие.

Одной из интересных и красивых миниатюр является «Баллада e-moll». Данное произведение повествует о чувстве любви девушки к молодому человеку. К сожалению, любовь безответна, но сильная характером девушка не отчаивается и верит в светлое будущее.

Форма произведения свободного строения. Можно услышать, как одно чувство сменяется другим – от боли и разочарования до рождающегося чувства светлой надежды. Как сказал автор: «И у моментов жизни нет “определённой формы”. Это “маленький кусочек” жизни: начинается одним образом, заканчивается совсем другим».

Но всё же пьеса условно имеет несколько разделов. Первый (agitato, то есть «взволнованно») несёт в себе функцию вступления. Второй (con afflito) звучит более утвердительно за счёт использования чистых квинт, подчёркнутых форшлагами.  Постепенно возрастает тревога (angoscioso – «с огорчением»). С изменением настроения изменяется и фактура – появляются мелкие длительности, триоли, «восьмые» паузы. Мелодия переходит из верхнего голоса в нижний. Контрастом звучит следующий раздел в тональности B-dur – одновременное сочетание аккордов и фигураций. Постепенно всё приводит к кульминации (fff), возвращается основная тональность. Приходит успокоение.

Заканчивается произведение «прозрачным» звучанием аккордовых фигураций в светлом D-dur с разрешением в звук «ми». В этот момент невольно вспоминаются «светлые окончания» фуг И.С. Баха. Так автор «Баллады» дал понять слушателям, что всё светлое еще впереди.

При написании данной миниатюры у самого композитора рождались ассоциации с любимыми композиторами – Ф. Шопеном, С. Рахманиновым, К. Дебюсси. Это отразилось, прежде всего, в психологической направленности на внутренний мир своего персонажа, а в техническом плане – в использовании определённой фактуры, интонационных движений, ярких, красочных аккордов и тонального плана.

Творчество молодого композитора Амины Кенебаевой достойно интереса как простых слушателей, так и профессиональных музыкантов и исследователей. Ещё раз хочется пожелать Амине успехов в освоении новых вершин творчества и больших музыкальных премьер в будущем!

 

Юлия ПЕТРОВА
студентка 3 курса специальности «Музыковедение»
Интервью было проведено 12.03.2020 г.

, ,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *